Connect with us

Культура

Венский Театр-ан-дер-Вин открыл свой сезон и забытую оперу Леонкавалло

Published

on

Знаем ли мы хотя бы одну оперу Руджеро Леонкавалло, кроме «Паяцев»? На этот вопрос можно теперь ответить утвердительно. Теперь — это после того, как Театр-ан-дер-Вин (Театр на реке Вене) в австрийской столице поставил и отыграл, с большим успехом, оперу Леонкавалло «Заза» (Zazà). В главной партии — Светлана Аксёнова. Венский Театр-ан-дер-Вин открыл свой сезон и забытую оперу Леонкавалло

Фото: Пресс-служба Театра-ан-дер Вин

Отыскивать и ставить некогда популярные, а потом забытые оперы — одно из направлений в современной деятельности этого театра, построенного в 1801 году либреттистом моцартовской «Волшебной флейты» Эммануэлем Шиканедером, а ныне служащего важной европейской лабораторий режиссерской оперы. «Заза» была поставлена Кристофом Лоем — одним из корифеев современной оперной режиссуры. Получилось исключительное по качеству произведение реалистического музыкального театра. Если уж опера Леонковалло — произведение verismo, то есть реализма в музыке, то Лой сделал этот спектакль как verismo вдвойне. И у него получилось целостное явление искусства, где каждое слово, каждая музыкальная фраза, каждое движение артистов в неразрывном единстве создают человеческую драму, которой сопереживаешь.

Не будет большим преувеличением сказать, что в эти дни немецкий мастер Лой вернул в Вену дух ее сына, стоявшего у истоков реалистической оперной режиссуры, основателя берлинского театра «Комише Опер» Вальтера Фельзенштейна (8 октября исполнится 45 лет со дня его смерти). Потому что именно Фельзенштейн определял задачу музыкального театра: пение должно быть единственно возможным способом выражения чувств и мыслей героя в настоящий момент действия. В «Зазе» было именно такое ощущение.

Сюжет этой оперы, написанной в 1900-м году, прост: кокетливая дива провинциального театра Заза (или Цацá, как называют ее в опере по-итальянски), помнящая свое тяжелое детство, страдающая от визитов матери-алкоголички, только тянущей из нее деньги, соблазняет заезжего бизнесмена-театрала Милио Дюфрена и не на шутку влюбляется в него. Ее бывший возлюбленный, а ныне друг и партнер по сцене, Каскар, который некогда привел ее в профессиональный театр из уличного балагана, сообщает ей, что в Париже у Дюфрена есть другая женщина. Заза отправляется в Париж, желая побороться за свое счастье, но обнаруживает, что у Дюфрена есть не только жена, но и очаровательная дочь. Вспомнив свое тяжелое детство без отца, она останавливает себя — уходит, ничего не говоря госпоже Дюфрен. А потом, с болью для себя, выводит своего любимого на чистую воду и расстается с ним. Все. Никто не кончает собой, никто никого не режет. Эпизод закончился, жизнь продолжается.

Но драма и в музыке, и в тексте, и в постановке Лоя — настоящая! Она происходит здесь и сейчас, пред нашими глазами. Атмосфера театральной жизни передана правдиво, с точными деталями (чего стоят репетирующие танцовщики, которых мы на мгновение видим, когда открывается дверь в гримерную Зазы!). Некоторые моменты в опере — например, короткая ария, когда главная героиня, глядя из окна, провожает взглядом своего уходящего возлюбленного; или диалог Зазы и дочери Милио, — настоящие бриллианты Леонкавалло. Но и здесь надо употребить некоторое интеллектуальное усилие, чтобы отделить написанное композитором (а он же сам и автор либретто по пьесе П. Бертона), от поставленного Лоем и сыгранного артистами, — настолько целостным произведением искусства воспринимается эта опера на сцене Театра-ан-дер-Вин.

Большая доля успеха в спектакле принадлежит сопрано Светлане Аксёновой. Учившаяся в Петербургской консерватории, затем в Милане и Базеле, эта певица активно работает последние годы в разных европейских театрах. Но в Вене ее пока не знали. Аксенова-Заза не сходит со сцены все два часа, которые длится опера, прекрасно «пробивая» на верхних нотах оркестр, заставляя слушателя затаить дыхание в лирических моментах. Она танцует, мучается, ругается, напивается с горя, любит, — одним словом, играет с глубоким гармоничным артистизмом. Великолепен в спектакле был и всемирно известный баритон Кристофер Мальтман в партии Каскара. А вот известный австрийский тенор Николай Шукофф (Милио) хорошо подходил к главной мужской партии как типаж, но по крайней мере на двух последних спектаклях испытывал заметные трудности с верхним регистром. Впрочем, даже вокальные проблемы Шукоффа не испортили целостного театрального впечатления.

Австрийский дирижер венгерского происхождения Штефан Шолтес, имеющий огромный опыт работы в немецких музыкальных театрах, впервые стоял за пультом Театра-ан-дер-Вин и прекрасно справился с музыкальным руководством как спектаклем в целом, так и Оркестром телерадиокомпании ORF в частности.

Остается добавить, что в Театре-ан-дер-Вин, не располагающим большими фойе, решили провести спектакль без антракта, а публику на разреженные места в зале пускали через обозначенные в именных билетах разные входы, соответствующие разным частям зала, минимизируя таким образом контакты между слушателями. И если чего и не хватало на «Зазе», так это именно энергетики зала, заметно сниженной из-за разреженной рассадки и прочих рестрикций коронавирусного времени. Однако отрадно, что и эта важнейшая для Вены и Европы музыкально-театральная площадка снова заработала. В во второй половине октября на сцене Театра-ан-дер-Вин ожидается «Порги и Бесс» Гершвина, а в ноябре — «Свадьба Фигаро» Моцарта.

Культура

Какие аудиокниги могут по-настоящему напугать

Published

on

Страх щекочет нервы, парализует, завораживает и затягивает. Погрузившись раз в мир триллеров, ужасов, мистики и всевозможной нечисти, возвращаешься туда снова и снова, пытаясь совладать со своими собственными страхами. Что почитать, чтобы стало по-настоящему жутко? Международный сервис аудиокниг Storytel составил рейтинг самых страшных произведений по версии российских пользователей. Какие аудиокниги могут по-настоящему напугать

Фото: iStock

Рейтинг авторов «страшилок» ожидаемо возглавил Стивен Кинг. На втором месте норвежский детективщик Ю Несбе. А на третьем, и в этом есть что-то мистическое, Михаил Булгаков. В пятерку также попали Дэн Браун и супружеская пара из Швеции, пишущая под псевдонимом «Ларс Кеплер» и прославившаяся на весь мир захватывающими триллерами, такими как «Гипнотизер».

Самой страшной книгой, по версии российской аудитории, стал один из самых таинственных и мистических романов Булгакова «Мастер и Маргарита» в исполнении известных российских актеров Максима Суханова, Александра Клюквина, Дарьи Мороз.

Королю ужасов Стивену Кинга и его роману «Оно» пришлось довольствоваться лишь вторым местом. Правда, Кинг взял свое количеством, пятая строчка у его ставшего классикой ужастика «Кладбище домашних животных». На третьем месте норвежский триллер «Нож» Ю Несбе, а на четвертом — исторический детектив «1794» шведского писателя Никласа Натт-о-Дага.

Если вы предпочитаете классическую и проверенную временем литературу, то и тут есть свой рейтинг книг, которые заставят вас затаить дыхание от ужаса. Помимо «Мастера и Маргариты», в топ-5 вошли «Фауст» Гете, «Хребты безумия» Говарда Лавкрафта, «Дракула» Брэма Стокера и Николай Васильевич Гоголь с повестью «Вий», которая до сих пор пугает российских школьников.

Топ-10 самых страшных аудиокниг

  1. «Мастер и Маргарита», Михаил Булгаков
  2. «Оно», Стивен Кинг
  3. «Нож», Ю Несбе
  4. «1794», Никлас Натт-о-Даг
  5. «Кладбище домашних животных», Стивен Кинг
  6. «Аспект дьявола», Крейг Рассел
  7. «Жертва без лица», Стефан Анхем
  8. «Серебряная дорога», Стина Джексон
  9. «Пищеблок», Алексей Иванов
  10. «Вонгозеро», Яна Вагнер
Continue Reading

Культура

«Балтийский дом» показал премьеру Дмитрия Крымова «Все тут»

Published

on

В Санкт-Петербурге завершился ХХХ Международный театральный фестиваль «Балтийский дом». Одним из самых ярких событий смотра стала петербургская премьера спектакля театра «Школа современной пьесы» «Все тут», поставленного режиссером Дмитрием Крымовым.

Постановка, представленная в рамках проекта «Диалог поколений. Режиссерский театр в эпоху интернета», является настолько личным высказыванием мастера, что очень трудно подойти к ней с обычной меркой. Многослойное действие Крымов населил не только персонажами пьесы «Наш городок» обладателя Пулитцеровской премии Торнтона Уйалдера, но и своим ближайшим окружением, включая себя самого.

Сама пьеса, впрочем, здесь мало при чем. Крымов воссоздает свои воспоминания про два спектакля по этому произведению, которые он когда-то посетил. Первый раз — в семидесятых, когда вместе со своими родителями, режиссером Анатолием Эфросом и театральным критиком Натальей Крымовой, юный Дмитрий посмотрел «Наш городок» в интерпретации американца Алана Шнайдера. Второй спектакль прошел в 1987-м, и это была грузинская версия «Городка», которую Крымов смотрел уже без отца, только с мамой. А после настал черед уйти и Наталье Крымовой. Оставшийся в сиротстве режиссер показывает это душераздирающе и очищающе душу одновременно.

По накалу эмоций со сценой ухода согбенной мамы в спектакле может сравниться разве что эпизод прощания с Нонной Скегиной — верной соратницей Эфроса по театру. По ее желанию прах нужно развеять над могилой режиссера. Но вместо пепла из урны сыплются блестки с пиджака усопшей. Сочетание фарса с благодарной памятью и любовью создают совершенно особое настроение в зале. Особое — как и сам спектакль.

Вообще, когда присутствуешь во время подобного личностного высказывания, эмоции захлестывают, но от такой интимности вовсе не становится неловко, как следовало бы ожидать. То, что предназначено в первую очередь «для своих», органично становится достоянием абсолютно разных людей, собравшихся в зрительном зале. И эта органичность даже при сочетании того, что сочетаться не может в принципе — самое ценное свойство режиссерской души Дмитрия Крымова, его таланта, свет которого привлекает театралов со всей России.

Своим спектаклем Крымов закрывает гештальт не только в отношении своей семьи (помимо родителей, на сцене еще возникают образы бабушки и деда — не дедушки!). «Все тут» для него — это еще и наконец принятое самим собой прощание со «Школой драматического искусства», с которой режиссер сотрудничал почти полтора десятилетия. Реквиемом по неосуществленному, по непоставленному, стала цитата из так и не увидевшего свет рампы спектакля по Чехову. Встреча классика, поднятого на ходули, с персонажем Соньки Золотой ручки — это напутствие на творческую обреченность, на одержимость театром не столько Чехову, сколько самому Дмитрию Крымову, который вместил в пространство сцены личное и общее, субъективное и объективное, то, что ушло, и то, что еще не настало — и настанет ли? Тех, кто уже там — и тех, кто еще тут. Впрочем, для самого режиссера неопределенности не существует. Все тут — это его режиссерский вердикт, его человеческая вера и надежда. Которые блистательно разделяют актеры Юрий Чернов, Владимир Шульга, Александр Феклистов, Александр Овчинников, Татьяна Циренина, Мария Смольникова, Павел Дроздов и многие другие.

«Балтийский дом» сделал настоящий подарок тем, кто не смог прийти в театр — в интернете была организована прямая трансляция спектакля «Все тут», который с еще одной постановкой «Школы современной пьесы» — спектаклем Иосифа Райхельгауза «Фаина. Эшелон» — взял Приз зрительских симпатий в номинации «малое пространство». В категории «Большая сцена» обладателем Приза зрительских симпатий стала постановка екатеринбургского «Коляда-театра» «Оптимистическая трагедия». Призы прессы имени Леонида Попова получили спектакли «Мама» (Центр драматургии и режиссуры, Москва) и «Безприданница» того же Крымова («Школа драматического искусства», Москва).

Continue Reading

Культура

«Дэвид Копперфилд» — версия Армандо Ианнуччи

Published

on

Никто не ожидал: Армандо Ианнуччи снял «Историю Дэвида Копперфилда». Уточню для несведущих: снял не фильм о знаменитом иллюзионисте, а экранизацию романа Диккенса.

В чем неожиданность? Шотландец Ианнуччи славен хлесткими, острыми, на мой вкус, грубоватыми политическими сатирами типа «В петле» (о войне в Ираке) или «Смерти Сталина» — и вдруг этот нежный, исполненный тонких оттенков, но с броско сыгранными персонажами, атмосферный и дивно красивый фильм на сюжет самого личного, почти автобиографического романа британского классика. Роман огромен, для кино неподъемен, хотя существует очень хорошая киноверсия Джорджа Кьюкора, снятая в 1935 году. Ианнуччи и соавтор его сценария Саймон Блэкуэлл объемом не смутились — с необъятным материалом книги, вместившей целую жизнь писателя, он обошелся легко и свободно, с любовью, но без пиетета, не пытаясь подменить фильмом чтение и полагаясь на художественное воображения не только свое, но и зрителя.

Почти театральная условность приема, как и субъективность взгляда, заявлены с самого начала фильма: уже став знаменитым писателем, Копперфилд анонсирует предстоящий рассказ о себе со сцены некоего театра, срывает аплодисменты и лично отправляется в свое прошлое, наблюдая процесс собственного рождения. И в дальнейшем он станет гидом по своей жизни, выхватывая из нее ключевые моменты и самых важных персонажей. Авторы фильма щедро используют мотивы жизни и личности самого Диккенса, который тоже часто читал свои произведения со сцены и, по легенде, был подвержен галлюцинаторным явлениям оживающих персонажей своих будущих книг.

Вспоминая, мы всегда идеализируем минувшее — Ианнуччи это учитывает и делает самый солнечный фильм в своей практике. Яркий, брызжущий юмором, не угнетающий даже самыми мрачными картинами нищеты и обделенности в эпизодах на бутылочной фабрике. И есть только один по-настоящему омерзительный персонаж — прилипала-мошенник Урия Хип в блистательном исполнении Бена Уишоу («Парфюмер: история одного убийцы», «Малыш Джо»). По композиции фильм Ианнуччи в какой-то мере подобен экранизациям гоголевских «Мертвых душ»: здесь тоже парад колоритнейших лиц, каждому дан свой яркий, почти концертный номер, и это настоящий пир отличных актерских работ, даже несмотря на особенности весьма странного кастинга.

В чем странность? То ли режиссер решил довести до абсурдного предела новейшие политкорректные требования демонстрировать в фильмах образцово-показательный интернационал, то ли хотел соригинальничать, но для участия в экранизации он пригласил актеров всех оттенков кожи. Его совершенно не заботили комические несоответствия наподобие того, что вполне белая мама от отца-англичанина родит курчавого младенца — будущего Дэвида, которого сыграет смуглый индус Дев Патель. Что энергичной красоткой миссис Стирфорд станет Никки Амука-Бёрд из Нигерии. Что британский бизнесмен Уикфилд предстанет в облике Бенедикта Вонга, потомка эмигрантов из Гонконга. Единственная героиня фильма, поддерживающая безупречно британский стиль, — тетка и опекунша Дэвида миссис Тротвуд в восхительном исполнении Тильды Суинтон. И единственный герой, не вызывающий сомнений, — убежденный оптимист Микобер, с эстрадной лихостью сыгранный шотландцем Питером Капальди. Улицы британских городов выглядят яркими, солнечными и празднично живописными, они заполнены пестрой мультиэтнической толпой всех цветов кожи и более напоминают сегодняшний переполненный эмигрантами Париж, чем туманный Альбион XIX века.

При этом наименее убедительным мне кажется выбор Дева Пателя на роль Копперфилда. Конечно, шлейф «миллионера из трущоб», который за ним тянется, как указующий перст на плакате, напоминает о судьбе самого Копперфилда (а заодно и Диккенса), своими талантами выбившихся «из грязи в князи», из рабочих один — бутылочной, другой — гуталинной фабрик ставших литературными светилами. Но национальный колорит, присущий актеру, специфически южная экспрессивность его манеры все-таки мешают воспринимать получившийся персонаж как героя самого британского из британских авторов.

Память избирательна, парадоксальна и романтична. Эта субъективность взгляда выражена бездной броских приемов. Дом-баркас из детства Дэвида ощутимо меняет размеры, прежде казавшееся огромным — съеживается, и повзрослевший герой, вернувшись, постоянно трескается лбом о перекладины дна-потолка. Отдельная песня — «вещественное оформление» фильма: ослепительные костюмы Сьюзи Харман и Роберта Уорли, фактурность декораций и всего антуража, подобная кисти художника, фееричная по эмоциональности камера (оператор Зак Николсон). Важнейшую роль играет музыка Кристофера Уиллиса, чей симфонический разлив придает картине ностальгическую нежность и сближает ее с «золотым веком» кинематографа, где звезды всегда играли в дуэте с саундтреком. Вообще, путешествие по жизни героя в фильме неотрывно от вояжа по стилям едва ли не всей истории кино — есть момент, когда Ианнуччи забирается даже на территорию Великого Немого.

Обращение к Диккенсу не случайно для Армандо Ианнуччи: выпускник Оксфорда, он в студенчестве занимался историей литературы и персонально Диккенсом. Но мне показалось, что обращение к великой литературе в фильме он использовал не столько для транспортировки на экран сюжета романа, сколько для того, чтобы устроить себе и публике своего рода праздник сотворчества, азартного, увлеченного и ничем не обязанного никому, кроме собственной любви и фантазии.

«История Дэвида Копперфилда» теперь вышла в российских онлайн-кинотеатрах.

Continue Reading
Advertisement

Последние новости

Россия возобновляет авиасообщение с Японией Россия возобновляет авиасообщение с Японией
Экономика3 часа ago

Россия возобновляет авиасообщение с Японией

Государственные флаги России (справа) и Японии по случаю прибытия эсминца «Хамагири» Морских сил самообороны Японии во Владивосток © РИА Новости....

Обязательная маркировка шин стартует в России Обязательная маркировка шин стартует в России
Экономика3 часа ago

Обязательная маркировка шин стартует в России

» Шиномонтажная мастерская © РИА Новости. Игорь Зарембо Читать 1prime.ru в   МОСКВА, 1 ноя — ПРАЙМ. Импортеры и производители шин с 1...

Общество3 часа ago

Кабмин ввел посменные выплаты для медработников, лечащих коронавирус

Медицинские и иные работники, оказывающие помощь больным с коронавирусом, а также занимающиеся диагностикой COVID-19, с ноября начнут получать социальную поддержку...

"Локомотив" проиграл "Сочи" в гостях "Локомотив" проиграл "Сочи" в гостях
Спорт6 часов ago

«Локомотив» проиграл «Сочи» в гостях

Московский «Локомотив» на выезде проиграл футбольному клубу «Сочи» — 1:2. Фото: Артур Лебедев/ РИА Новости На матч против «Сочи» в...

"Ростов" обыграл "Спартак" благодаря голу Мамаева "Ростов" обыграл "Спартак" благодаря голу Мамаева
Спорт9 часов ago

«Ростов» обыграл «Спартак» благодаря голу Мамаева

Лидер чемпионата России «Спартак» проиграл на своем поле «Ростову» (0:1) в матче 13-го тура. Единственный мяч забил Павел Мамаев. Фото:...

В мире10 часов ago

Белоруссия с 1 ноября закроет границу на въезд для иностранцев

Москва. 31 октября. INTERFAX.RU — Белоруссия с 1 ноября приостанавливает пересечение границы на въезд для иностранных граждан и лиц без...

Самбисты выйдут на ковер Самбисты выйдут на ковер
Спорт11 часов ago

Самбисты выйдут на ковер

Несмотря ни на что, в сербском городе Нови-Сад 5 ноября начинается чемпионат мира-2020 по самбо. Его должен был принимать Ашхабад,...

Какие аудиокниги могут по-настоящему напугать Какие аудиокниги могут по-настоящему напугать
Культура11 часов ago

Какие аудиокниги могут по-настоящему напугать

Страх щекочет нервы, парализует, завораживает и затягивает. Погрузившись раз в мир триллеров, ужасов, мистики и всевозможной нечисти, возвращаешься туда снова...

В России выделят допфинансирование лечения детей с хроническими заболеваниями В России выделят допфинансирование лечения детей с хроническими заболеваниями
Экономика12 часов ago

В России выделят допфинансирование лечения детей с хроническими заболеваниями

Набережная в Сочи © РИА Новости. Екатерина Лызлова Читать 1prime.ru в МОСКВА, 31 окт — ПРАЙМ. Правительство РФ одобрило создание дополнительного...

В мире12 часов ago

В Минске начались задержания на оппозиционном марше

Москва. 31 октября. INTERFAX.RU — Несколько человек задержаны на несанкционированной акции протеста в Минске в субботу, сообщила официальный представитель ГУВД...

Популярное