Connect with us

Культура

Премьер Большого театра Беларуси Юрий Ковалев: Выезжаю на обаянии

Published

on

Культурная жизнь вновь стала на паузу: коронавирус во второй раз внес коррективы в рабочие графики большинства артистов. Тем удивительнее корреспондентам «СОЮЗа» было встретить премьера Большого театра Беларуси Юрия Ковалева в репетиционном зале. Премьер Большого театра Беларуси Юрий Ковалев: Выезжаю на обаянии

Юрий Ковалев: До того, как попасть в труппу Эйфмана, я с иронией относился к современной хореографии. Фото предоставлено Большим театром Беларуси

Юрий, скажите честно, скучаете по зрителям, аншлагам и аплодисментам?

Юрий Ковалев: Конечно. И репетиции, как видите, не прекращаются. У нас такая работа, что расслабляться нельзя.

Как вы пережили вынужденный отдых весной?

Юрий Ковалев: Тяжело, не буду скрывать. Сначала был перерыв, связанный с эпидситуацией. Затем практически сразу мы ушли в трудовой отпуск. Потом вышли, станцевали премьеру «Щелкунчика» — и снова пауза. Когда привыкаешь все время работать, долгие перерывы даются непросто.

Многие ваши коллеги рассказывали, что пауза в работе позволила им не только вернуться к любимым хобби, но и открыть в себе новые таланты…

Юрий Ковалев: Я, кстати, тоже открыл в себе один талант: крепкого хозяйственника! Мы живем в загородном доме, и там мужчине всегда есть чем занять руки. Шуруповерт, дюбеля, анкера…

Как вы попали в профессию? Мальчики, как правило, не слишком охотно идут в балет и на танцы.

Юрий Ковалев: Я всегда был послушным ребенком. Однажды в нашу школу на урок физкультуры пришла народная артистка БССР Людмила Бржозовская, которая набирала класс детей для занятий балетом. Обратила внимание в том числе на меня — я не стал сопротивляться. В таком возрасте детям трудно рассуждать о будущей профессии и вообще о том, чем они хотят заниматься в жизни. Родители и семья меня поддержали, хотя они вообще с искусством не связаны.

Для «Золушки» пришлось за два дня выучить два акта спектакля! Коллеги так и говорили: «Юра, ты совершил подвиг»

Учеба давалась легко?

Юрий Ковалев: Не сказал бы. Но мне часто везло, «прилетали» хорошие партии. По этому поводу шучу, что всю жизнь выезжаю на обаянии.

Вы танцевали во многих российских театрах. Связь с ними поддерживаете?

Юрий Ковалев: Конечно. Переписываемся, созваниваемся со многими артистами, педагогами. Балетный мир очень узок. Петербург, Ростов, Челябинск, Омск, Якутск — это навскидку только некоторые из городов, откуда я недавно вернулся. В Якутске, например, участвовал в фестивале современной хореографии.

Ее вы полюбили после работы у Эйфмана?

Юрий Ковалев: Безусловно. До того, как попасть в труппу театра балета Эйфмана, я с иронией относился к современной хореографии: мол, ну что там сложного и особенного? Но когда сам начал танцевать, это оказалось намного сложнее, чем я себе представлял. Мне полгода понадобилось только для того, чтобы перестроить мышцы и тело.

Какими запомнились вам почти три года работы в одной из самых знаменитых трупп мира?

Юрий Ковалев: Эйфман — одна из самых крупных планет, с которыми я когда-либо сталкивался. О таких обычно говорят: человек-глыба. Он безумно работоспособен и целеустремлен. Он — та сила, которой непонятно что движет, но она, мне кажется, бесконечна.

Белорусский Большой часто упрекают в отсутствии современных постановок в репертуаре. На ваш взгляд, нужны они театру или все-таки классический балетный репертуар для Большого — основа основ?

Юрий Ковалев: В идеале нужно поддерживать баланс между классикой и современной хореографией. Но не считаю, что нам нужно полностью переходить на современный балет. В белорусском Большом классика — это то, что у нас получается лучше всего. Труппа Эйфмана классику, например, не потянет. Многие девочки не стоят на пальцах, а мальчики плохо владеют технической частью классического балета. Но в современной хореографии им нет равных в мире. Каждый должен заниматься тем, в чем он силен.

Почему после успешной карьеры и главных ролей в театре Эйфмана вы приняли решение вернуться в Минск?

Юрий Ковалев: Это было сложное решение, не буду скрывать. С одной стороны, планета под названием Эйфман, которая имеет столь сильное притяжение, что на ее орбите очень легко остаться. Я мог бы там совершенно спокойно продолжать работать. Я танцевал ведущие партии, была хорошая зарплата… Но почувствовал, что моя дорога другая. И вернулся в Минск. Беларусь — мой дом, здесь родные стены, все знакомое. Здесь все, что меня вырастило, так почему я должен от этого отказаться?! Кроме того, я увидел, что, работая дома, могу по-прежнему сотрудничать с другими балетмейстерами и использовать свой опыт, приобретенный у Эйфмана. Так, в общем-то, и получилось. Работая в Большом театре Беларуси, я участвовал в постановках российских балетмейстеров, много гастролировал за рубежом.

В прошлом году только благодаря вам состоялась премьера «Золушки» в Омском музыкальном театре…

Юрий Ковалев: Это был шок прежде всего для меня самого: за два дня выучить два акта спектакля! Коллеги так и говорили: «Юра, ты совершил подвиг».

Как вы согласились на такую авантюру?

Юрий Ковалев: Мне позвонила балетмейстер-постановщик Надежда Калинина: «Юра, сломался артист, спасайте. Но до премьеры — два дня». Потом мы смеялись, что Юра приехал — и спас.

И что, совсем страшно не было?

Юрий Ковалев: Я не думал об этом. Но когда накануне вечером у нас был генеральный прогон, а я встал и вдруг полностью забыл порядок движений — вот вообще в голове ноль! — тут на секунду мне действительно стало боязно. Но отступать было поздно. И к счастью, все получилось. Конечно, меня очень поддержали артисты, в том числе травмированный Андрей Матвиенко. Еще повезло, что Золушку танцевала Екатерина Жигалова, с которой мы вместе работали в Санкт-Петербургском театре балета Бориса Эйфмана. То есть нам не нужно было привыкать друг к другу, сразу станцевались.

Параллельно с работой в Большом театре вы преподаете в балетной школе Марины Вежновец — вашей коллеги по сцене и супруги по совместительству. Чему главному учите будущих артистов?

Юрий Ковалев: Хочется, чтобы ни один из моих учеников не пропал и проявил себя на сцене. Поэтому максимально делаю для этого все, что в моих силах. Иногда некоторых тащу чуть ли не за уши и думаю про себя при этом: «Вот кто бы меня в детстве так же тащил?»

Талант или работоспособность: что главнее?

Юрий Ковалев: Без работоспособности невозможно раскрыть талант. И наоборот, если нет данных, на одной только усидчивости далеко не уедешь. Талант — это ведь не то, что дано нам свыше. Он складывается из определенных знаний: из того, как с нами общались родители, какие сказки читали, какие песни пели. Из этого состоит наша душа. Так что талант — это не что-то волшебное, это совокупность вещей, которые с детства накапливаются в человеке. Сужу по себе.

Свою роль мечты вы уже станцевали?

Юрий Ковалев: Иногда, получая партию, я думал: «Вот, роль мечты, наконец-то!» А потом станцую ее и начинаю мечтать о чем-то другом…

Хотите знать больше о Союзном государстве? Подписывайтесь на наши новости в социальных сетях. ВКонтакте FacebookКомментарии

Continue Reading
Click to comment

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Культура

Заводская симфония

Published

on

Весной, как известно, Дягилевский фестиваль в Перми не состоялся из-за пандемии. Однако худрук фестиваля Теодор Курентзис смог провести проект под названием «Дягилев+». Концерты прошли в Пермском оперном театре и в цехе №5 завода Шпагина. В программе — музыка ХХ и ХХI веков в исполнении Теодора Курентзиса и оркестра и хора MusicAeterna. Заводская симфония

Фото: Антон Завьялов

С тех пор как Теодор Курентзис покинул Пермский оперный театр, он не выходил на эту сцену. Точнее — в последний раз он выступил здесь на закрытии XIII Дягилевского фестиваля в июне прошлого года. Тогда в афише было 35 событий с участием 29 коллективов из 13 стран. Просветительский же проект «Дягилев+» задумывался как межсезонный, позволяющий доиграть то, что не вошло в основную большую фестивальную программу, и закинуть концептуальные идеи на следующий год. Четыре концерта проекта «Дягилев +» включили в себя панораму музыки от представителя предренессансной эпохи Ars nova Гийома де Машо до сочинений наших современников, двух Алексеев — Сюмака и Ретинского. Фестиваль прошлого года Теодор Курентзис завершал Немецким реквиемом Иоганнеса Брамса и в этом году решил выстроить арку, исполнив на сцене оперного театра его последнюю — Четвертую симфонию, а также российскую премьеру сочинения Алексея Ретинского Krauseminze.

Премьера этого сочинения для голоса и камерного состава состоялась в октябре 2020 г. на фестивале Donaueschinger Musiktage. В Перми партитура обрела новый объем в исполнении большого симфонического оркестра. Точным определением содержания этого сочинения стали слова Ретинского о «структуре сновидения, в которой музыка и поэзия становятся дешифровкой сна». Дивные видения, выражавшиеся в вибрации причудливых тембровых микстов, вызывали ощущения все более глубокого погружения в утерянную Атлантиду с миражами ее идеальных пропорций и пространства красоты. В партитуре слышались резонансы со звуковыми мирами Валентина Сильвестрова и Кайи Саариахо. Слушателя захватывало мастерство композиторской звукописи, ведущее своей кистью по канве тишины, боявшееся ее спугнуть.

Предсказуемо было ожидать от оркестра MusicAeterna на открытии проекта «Дягилев+» одну из симфоний 250-летнего Бетховена или 180-летнего Чайковского как главных юбиляров этого года. Но Четвертая симфония Брамса стала превосходной альтернативой. Преемник традиции бетховенского симфонизма и современник Чайковского, со стилистикой которого существуют поразительные эстетические параллели, Брамс отразил идеи обоих и в диалектике формы, и в любви к утешительным консонансам. Не говоря о том, что в финале с его фатализмом неумолимой пассакалии композитор поднял на новый эволюционный уровень наследие Баха.

Теодор Курентзис обошелся без радикального своеволия в перечитывании Брамса, отказавшись от фирменных темповых и динамических контрастов, подойдя к тексту даже с пиететом, хотя от него и ждали привычных интерпретаторских откровений. Маэстро вел оркестр с присущим ему темпераментом и цокотом каблуков, однако на первый план выступила сдержанность, а кульминацией стала медленная часть, похожая на шествие пилигрима к святыне. Знаменитый же финал с его готической остротой и драматизмом прошел так, как если бы маэстро решил повременить с объявлением о наступлении конца света.

Концерты проекта прошли в Пермском оперном театре и в цехе № 5 завода Шпагина

Два концерта в культурном пространстве «Завод Шпагина» совместили клубный формат с филармоническим залом. Проблемная акустика, не дающая звуку полета и большого дыхания, не предназначенная для взаимодействия с неэлектронной музыкой, тем не менее стала объектом для мозгового штурма фестивальной команды. Несколько камерных составов и ударную установку распределили по секторам, которые эффектно выходили и уходили в темноту. Две программы представили изысканно смонтированную панораму старинно-современной музыки, где даже сочинение Дауленда звучало в аранжировке для пилы. Концерты получились для публики XXI века настоящими «уроками темноты», каким был когда-то жанр духовной музыки барокко. Учителями этих уроков друг за другом, в неделимом временном хороводе становились Гийом де Машо, Бернхард Ланг, Джон Дауленд, Алексей Ретинский, Джачинто Шельси, Янис Ксенакис, Арво Пярт, Алексей Сюмак, Хельмут Лахенман и блистательные, тонкие музыканты MusicAeterna. Интересным и вдохновляющим стало решение Теодора Курентзиса провести своих подопечных кругами вдоль зрительных мест под впечатлением танца дервиша под «Анаит» Шельси в исполнении танцовщика Серкана Селика, словно приглашая присоединиться и слушателей, чтобы унестись в иные миры Вселенной подальше от скорбей Земли.

Continue Reading

Культура

Гости из будущего

Published

on

Когда Ольга и Галина Чичаговы, студентки из мастерской Александра Родченко, придумывали шуточную пьесу «Хождение по мукам вхутемасца», они вряд ли могли предположить, насколько пророческим окажется ее название для выпускников ВХУТЕМАСа, этого вольного фантастического города художников, скульпторов, архитекторов, полиграфистов, текстильщиков, дизайнеров.

Город будущего, который вырос посреди голодной Москвы 1920 года на Рождественке, где до революции было Строгановское училище, и на Мясницкой, где были общежитие, рабфак, квартиры преподавателей, возник благодаря усилиям художников самых разных направлений: от Василия Кандинского до Владимира Фаворского, от Эль Лисицкого до Николая Ладовского, от Александра Родченко до Казимира Малевича и Надежды Удальцовой…

Это был фантастический город, потому что сюда могли прийти учиться все, кто хотел, тут не нужно было платить за обучение, тут не важно было социальное происхождение. Кроме того, впервые (как странно об этом думать всего лишь сто лет спустя!) в высшее художественное заведение принимали учиться женщин.

Наконец, студенты могли сами выбирать преподавателя и предмет, который хотели изучать.

Проблема в том, что город Будушего, в котором жили и готовили к работе людей будущего, не взяли в настоящее. Такой желанный диплом ВХУТЕМАСа оказался для выпускников не счастливым билетом в профессию, а свидетельством о неблагонадежности.

Для многих обвинения в формализме в 1930-х годах обернулись невозможностью работать, трагедией отказа от себя и призвания, порой арестом и гибелью. Лишь в 1960-е годы опыта ВХУТЕМАСа начали вспоминать. Два тома исследования историка архитектуры Селима Хан-Магомедова стали открытием нашей отечественной Помпеи, погребенной под пеплом огненного века-волкодава.

Выставка «ВХУТЕМАС 100. Школа авангарда» — результат большой архивной и исследовательской работы команды кураторовГости из будущегоВХУТЕМАС был целым городом,который вырос посреди голоднойМосквы 1920 года. Фото: Пресс-служба Музея Москвы

Выставка к столетию ВХУТЕМАСа, сделанная Музеем Москвы, по масштабу, объему архивных изысканий и трудоемкости вполне сопоставима с проектом Третьяковской галереи «Авангард. Список №1» (2019), который предложил современное видение Музея живописной культуры (МЖК). Выставка «ВХУТЕМАС 100. Школа авангарда» — результат большой архивной и исследовательской работы команды кураторов, в которую вошли Александра Селиванова, Рустам Габбасов, Надя Плунгян, Мария Силина, Ксения Гусева, Алена Сокольникова, Анна Бокова, Илья Лапин, Дарья Сорокина. С проектом «Авангард. Список №1» выставку в Музее Москвы объединяет не только тема авангарда, но и то, что это были родственные институции. Дело в том, что на Рождественке, собственно, бок о бок с мастерскими ВХУТЕМАСа с 1924 по 1928 года располагалась экспозиция Музея живописной культуры, в создании которой принимали участие Кандинский, Родченко, Попова, Клюн, Удальцова… Это была идея Василия Кандинского — музей стал не просто базой для учебных программ и занятий, он был точкой роста, где формировались исследовательские коллективы (например, Аналитическая лаборатория, которую возглавлял вхутемасовец Соломон Никритин), рождались новые идеи, использовался новый формально-аналитический метод. Этот «симбиоз» музея, научного исследования и молодой образовательной институции сам по себе был очень радикальной идеей. Но это было только частью той системы внутренних «связок», которые формировали уникальность ВХУТЕМАСа.

Другой связкой была опора на производство, обучение студентов в тесной связи с задачами производства. Совершенно ошеломляющее впечатление производят разделы выставки, посвященные текстильному факультету, полиграфическому, керамическому и факультету обработки дерева и метала. Стертые слова «коллективная работа» тут перестают выглядеть надгробием на братской могиле безвестных художников.

Мы узнаем имена тех, кто работал и учился на факультетах, видим зачетные ведомости, молодые лица дипломников, их коллективные снимки с преподавателями… К примеру, мы узнаем, как Людмила Маяковская, сестра поэта, учила студентов «текстфака» новой технике аэрографии, как Оскар Грюн методично отрабатывал с ними создание рисунка для ткани для промышленного производства, как исследователь и художник Николай Соболев основательно обучал их технике ручной (!) набойки рисунка на ткань, как учил искусству орнамента Александр Куприн…

Узнаем, как Надежда Удальцова выстроила свой курс по «цвету» с учетом специфики анилиновых красителей, особенности крашения тканей, придумывала упражнения с цветом для разных технологий. Казалось бы, где парижские академии, «амазонки авангарда» и где «проза производственного искусства»? Оказалось, они равно пригодились во ВХУТЕМАСе.

Здесь учили индивидуально думать и коллективно работать. Здесь образ мастерской, где мастер и ученик были соратниками, был нормой жизни. Удивительно ли, что люди, прошедшие школу ВХУТЕМАСа, как художники умели все?

Но не только имена преподавателей возвращаются из «тьмы былого». В разделе, посвященном факультету керамики, где Владимир Татлин вел предмет «Культура материала», можно увидеть не только эскизы, но и детские поильники Алексея Сотникова, впечатляющий функциональным решением прибор для бритья опасной бритвой Василия Боркина. И, конечно, агитационный фарфор, будь то тарелочки с персидской вязью к III конгрессу Коминтерна, созданные Оганесом Татевосяном, или вечно актуальный стаканчик «Нефть стране» (1930-1931) Евгении Леневой.

И уж совершенно современными выглядят реконструкции стульев, кресел, шкафчиков и макеты интерьера, сделанные по чертежам, фотографиям и проектам студентов факультета обработки дерева и металла. Вся наша раскладная, встроенная и модульная мебель родом оттуда, из мастерских ВХУТЕМАСа. Понятно, почему и «Рабочий клуб» Александра Родченко, и работы его студентов произвели такое впечатление на международной выставке в Париже в 1925 году. Они и сейчас пленяют великолепным чувством формы, функциональной продуманностью, элегантностью пространственных решений.

Эта энергия поиска, распахнутого в будущее, определялась, конечно, импульсом преобразования старого мира. Во ВХУТЕМАСе эта энергия заявила о себе не только в новых принципах преподавания, не только в темах и сюжетах «агитситцев» или агитфарфора, но и во всей бурлящей, голодной, трудной студенческой жизни. Кураторам выставки удалось представить яркий и многогранный образ «Хутемасии», как по-свойски иногда именовали свою alma mater студенты. В ней стержнем была верность призванию и дружбе, что рождалась в общежитии и работе в мастерских, в общении с мастерами, в диспутах, карнавалах и… на спортивной площадке.

Едва открывшаяся выставка в Музее Москвы закрылась до 15 января из-за пандемии, но образовательные программы и экскурсии идут вовсю онлайн.

Continue Reading

Культура

В Международном конкурсе «Щелкунчик» примут участие 48 юных музыкантов

Published

on

XXI Международный телевизионный конкурс юных музыкантов «Щелкунчик» пройдет в Москве с 1 по 8 декабря. Несмотря на пандемию и вопреки всем сложностям и ограничениям, в столицу приедут 48 юных музыкантов и из 23 стран мира и 12 городов России. В Международном конкурсе "Щелкунчик" примут участие 48 юных музыкантов

Фото: iStock

По словам председателя Попечительского совета конкурса Ирины Никитиной-Хефлингер, конкурс в этом году проходит в совершенно особой ситуации.

«В условиях, когда зрители ограничены в доступе к живой музыке, именно телевидение становится главной профессиональной платформой — сценой музыкальных событий», — приводит ее слова телеканал «Культура».

Директор Международного музыкального фонда Ланг Ланга Лешек Лукас Барвински-Браун уверен, что именно музыка утешает и придает силы, когда реальность пугает неизвестностью. «А когда мы с успехом перешагиваем очередной рубеж, музыка приносит нам радость», — добавил он.

Участники XXI Международного телевизионного конкурса юных музыкантов «Щелкунчик» по традиции будут состязаться в трех номинациях: фортепиано, струнные инструменты (скрипка, виолончель, контрабас, арфа) и духовые (кроме блок-флейты) и ударные инструменты. Оценивать мастерство и талант музыкантов будет внушительное и уважаемое международное жюри из России, Европы и США.

Конкурс торжественно откроется 1 декабря в Концертном зале им. П.И. Чайковского. Конкурсантам предстоит пройти три тура. Программа I и II туров исполняется соло или с концертмейстером. Имена победителей назовут после III тура, на котором музыканты выступят с Академическим симфоническим оркестром Московской филармонии под управлением дирижера Михаила Шехтмана.

Каждый участник I тура получит диплом участника конкурса, участники II тура — звание дипломанта конкурса и памятные призы. Победителями III тура станут 9 лауреатов (по 3 в каждой номинации), которые получат главные премии конкурса: «Золотого Щелкунчика», «Серебряного Щелкунчика» или «Бронзового Щелкунчика». Обладателя приза зрительского голосования определят при помощи смс-голосования.

Выступления пройдут в Концертном зале им. П.И. Чайковского и органном концертном зале Московской средней специальной музыкальной школы имени Гнесиных.

Прямые трансляции будут идти на телеканале «Культура» и его сайте, а также на новой онлайн-платформе ВГТРК «СМОТРИМ».

Continue Reading
Advertisement

Последние новости

В мире59 минут ago

Трамп рекомендовал главе Управления общих служб сделать «все необходимое» для передачи власти Байдену

Москва. 24 ноября. INTERFAX.RU — Президент США Дональд Трамп заявил, что рекомендовал главе Управления общих служб (GSA) сделать «все необходимое»...

В мире1 час ago

Штаб Трампа продолжит бороться за «законные голоса» на выборах

Есть обновление от 02:42 →Трамп рекомендовал главе Управления общих служб сделать «все необходимое» для передачи власти Байдену Москва. 24 ноября....

В России активизировались "черные" кредиторы и коллекторы В России активизировались "черные" кредиторы и коллекторы
Экономика3 часа ago

В России активизировались «черные» кредиторы и коллекторы

Коллекторы © fotolia.com/ Dmytro Konstantynov Читать 1prime.ru в МОСКВА, 24 ноя — ПРАЙМ. В III квартале выявлено на 56,8% больше нелегальных кредиторов по сравнению...

В мире3 часа ago

Китайский зонд привезет образцы лунного грунта впервые за 44 года

Москва. 24 ноября. INTERFAX.RU — Китайская автоматическая лунная станция «Чанъэ-5» в понедельник по московскому времени после отделения от ракеты-носителя «Чанчжэн-5»...

Байден собирается назначить экс-главу ФРС Йеллен министром финансов Байден собирается назначить экс-главу ФРС Йеллен министром финансов
Экономика4 часа ago

Байден собирается назначить экс-главу ФРС Йеллен министром финансов

Выборы президента США © РИА Новости. Юки Ивамура Читать 1prime.ru в МОСКВА, 23 ноя — ПРАЙМ. Кандидат в президенты США Джо Байден...

Fitch отозвало рейтинги Еревана Fitch отозвало рейтинги Еревана
Экономика5 часов ago

Fitch отозвало рейтинги Еревана

Акция в поддержку армян Кесаба состоялась в Москве © РИА Новости. Владимир Песня Читать 1prime.ru в ЕРЕВАН, 23 ноя — ПРАЙМ....

Король Испании уйдет на карантин из-за контакта с зараженным COVID-19 Король Испании уйдет на карантин из-за контакта с зараженным COVID-19
В мире5 часов ago

Король Испании уйдет на карантин из-за контакта с зараженным COVID-19

Король Испании Филипп VI Фото: EPA/Vostock-photo Москва. 23 ноября. INTERFAX.RU — Короля Испании Филиппа VI поместили в карантин после контакта...

В мире5 часов ago

Белоруссия купит у России четыре вертолета Ми-35

Москва. 23 ноября. INTERFAX.RU — Белоруссия планирует приобрести в России в следующем году 4 вертолета Ми-35, сообщил министр обороны республики...

Киев планирует попросить у МБРР $300 миллионов займа Киев планирует попросить у МБРР $300 миллионов займа
Экономика5 часов ago

Киев планирует попросить у МБРР $300 миллионов займа

«Здание правительства Украины в Киеве © РИА Новости. Стрингер Читать 1prime.ru в КИЕВ, 23 ноя — ПРАЙМ. Кабмин Украины на внеочередном заседании...

ВОЗ: "Нулевых пациентов" с коронавирусом могло быть несколько ВОЗ: "Нулевых пациентов" с коронавирусом могло быть несколько
Общество5 часов ago

ВОЗ: «Нулевых пациентов» с коронавирусом могло быть несколько

Эксперты до сих пор не установили источник коронавируса нового типа, где и когда произошел первый случай заражения. Об этом заявил...

Популярное