Свяжитесь с нами

Культура

Петр Налич рассказал о новом альбоме Morra

Петр Налич рассказал о новом альбоме Morra

Опубликовано

Петр Налич рассказал о новом альбоме Morra

Его можно увидеть в спектакле «Северная Одиссея» Российского академического молодежного театра и на концертах, таких разноплановых, что мало, кто сравнится. Да и справится… Ведь Петр Налич поет поп-рок и эстраду. Есть у него и оперные арии, поскольку после участия в «Евровидении» он, дипломированный архитектор, закончил и вокальный факультет Российской академии музыки имени Гнесиных. И программы, посвященные Леониду Утесову и Александру Вертинскому. И песни военных лет, которые Налич неизменно поет в День Победы — на открытых сценах в парках и на улицах родной Москвы, — аккомпанируя себе на гитаре, или с небольшим оркестром.

Но новый альбом Morra все равно удивляет. В нескольких треках Петр Налич звучит уже почти как Фредди Меркьюри (благо оба — теноры), самобытно соединяет рок с классической музыкой и альтернативной эстрадой, а его фортепиано привольно выдает то полуночные меланхоличные блюзы в духе раннего Тома Уэйтса, то неприкаянную балканскую удаль, то рок-н-ролл… Сам-то он называет новый диск с 14 песнями-премьерами — «Океаном музыки».

Предваряя презентацию «Морры» (был такой герой в сказках Туве Янссон о муми-троллях), назначенной в петербургском клубе Douglas на 10 декабря, а в ДК имени Горбунова на 19-е, Петр Налич пообещал, что «будут танцы, рок-н-ролл и странные баллады». А затем рассказал и об этой премьере, и о собственной «Болдинской осени» этого года, и об отношении к детским сказкам, которые часто помогают и нам, взрослым, да и о многом другом.

Морра — персонаж из сказок Туве Янссон о муми-троллях, довольно популярных в России, в том числе и благодаря Илье Лагутенко и его «Мумий Троллю». Отчего именно эти книги о вымышленных персонажах так нравятся музыкантам и конкретно вам?

Петр Налич: Очень люблю творчество Лагутенко, но в моей жизни муми-тролли появились гораздо раньше. Это была первая лично мной прочитанная книга в детстве. Старший брат всегда много читал, а я отставал в этом от него. Но после этой сказки, кажется, она называлась «Опасное лето», я уже мог гордиться и собою… Впрочем, персонаж Морра стал мне особенно интересен, когда я стал значительно старше: уже после тридцати. Интересен своим одиночеством, загадочностью, тягой к счастливому светлому уютному миру положительных персонажей книги — Муми-троллей, Сниффов и прочих. Внутренний мир тех, кто ищет счастье, но не всегда его достигает, как мне кажется, намного богаче, чем у тех, кто всем доволен и спокоен. Именно его я и старался понять, передать в некоторых песнях альбома. Прежде всего, в Old-fashioned Song, Cold Island и, конечно же, в заглавной — Morra…

Отчего вы выбрали в качестве героя неказистого и вечно хмурого типа, а не взяли кого повеселей, например, хемулей или Сниффа… Будто бы у нас и без Морры печалей и уныний не хватает, особенно дождливой осенью?

Петр Налич: Не думаю, что художник должен отталкиваться от того, какая погода на улице, какие лица у прохожих… Художник должен выполнять ту разнарядку, которая на него выписана. Провидением, космическим порядком, вселенской необходимостью… Творчество для меня это всегда — открытие чего-то нового. Кстати, в альбоме много и легких, веселых треков. Они вполне могут ассоциироваться со Сниффом или с кем-то веселым, легкомысленным. И я не хотел представлять в Morra точное описание конкретных литературных персонажей. Только настроение.

Вы закончили МАРХИ (Московский архитектурный институт), вот и обложку диска рисовали и макетировали сами. Архитектура ведь наука и о гармонии… Помогают ли вам институтские знания, например, правило Золотого сечения, в сочинении песен?

Петр Налич: Правило Золотого сечения я никогда не применял осознано. А неосознанно — все, что было в моей жизни, помогает. Хотя иногда и мешает… Тут сложность в отборе.

Хочется делать то, чего ни у кого еще не было. А что дает архитектурное образование? Наверное, умение отбирать и отсекать лишнее. По-моему, отбор — это второй из столпов творчества. А первый и главный — сама придумка, идея.

Сказки о муми-троллях — хорошие, но написаны давно. А если бы вы, благо у вас трое детей, захотели сочинить сказку, какой бы она стала: реалистичной, романтичной или в духе времени — с элементами мистики и фэнтези?

Петр Налич: Иногда я импровизирую детям на ночь какие-то сюжеты. Обычно это что-то легкое и слегка абсурдное. Странно грузить детей мрачными трансцендентными пассажами. Хотя… Надо попробовать как-нибудь.

В альбоме есть возвышенные, распевные треки, которые вы поете в духе Queen, много ломаных ритмов, гаерского фортепиано, оркестровой поп-джаз романтики… Вы намеренно выбирали песни, которые удивят и заставят задуматься слушателей о том, кто каждый из нас: Morra, Снифф, Муми-Тролль? Тот, кто боится невзгод и хмуро плывет по течению или бесстрашно решается на поступки даже в унылую пору?

Петр Налич: Намеренно — нет. Возможно, у кого-то сработает такой вот механизм сравнения себя с персонажами при прослушивании альбома. Но для меня отправной точкой было настроение, о котором я говорил выше. Были эскизы, наброски песен и мотивов. Ритмов… Некоторые песни рождались уже в студии. А что касается стилевого разнообразия, так у меня иначе обычно и не выходит.

Вы получаете уже третье высшее образование — теперь композиторское. Этот альбом мог бы стать и вашей дипломной работой, чтобы показать возможности и эксперименты в разных стилях?

Петр Налич: Все же нет. На суд Кафедры композиции я представляю совсем другие вещи. Хотя композиция Dispietata с альбома Morra вполне подходит и для исполнения на академической сцене. В академическом курсе удается воплотить много самых разных идей. Не все годится для клубной сцены, впрочем, есть и пересечения. Какие-то композиции я исполнял и в клубах, и на экзамене в академии.

Вообще есть много пестрого материала — этнический материал, бэндовый, лирический, танцевальный. Кто-то ценит меня, как интерпретатора романсов и классики. Кто-то как исполнителя винтажной эстрады.

Многие расстраиваются, обнаружив, что на концерте звучит то, чего они никогда не слышали и не ожидали услышать. Что ж… Как говорил моя педагог по оперной подготовке Юрий Аркадьевич Сперанский, — чрезвычайно остроумный и артистичный человек, — «ко всем лицом не повернешься!» Да и пытаться делать этого не стоит… Хотя подобные низменные порывы бывают. Но я стараюсь их давить (улыбается).

Похоже, вы любите учиться. А чему вас научила пора коронавируса?

Петр Налич: Она стала для меня катализатором всех внутренних душевных переживаний и рефлексий. То, что раньше я отцеживал по крохам между учебой, концертами, спектаклями и семьей, теперь заполнило меня почти целиком.

Моменты каких-то прозрений (возможно мнимых) перемежаются теперь минутами черной тоски и пустоты. Растерянность, о которой говорил Венедикт Ерофеев, расцветает буйным бледным цветом. Но в конце этих темных тоннелей или пыльных коридоров вдруг вспыхивают минуты неожиданной радости. Неожиданной, потому что ты получаешь эту радость с неожиданной стороны и от неожиданных событий, ничем особо не примечательных…

Не хочется сваливаться в пошловатую риторику — мол, мы разучились ценить простые радости, красоту природы, отражения облаков в грязных лужах на разъезженной сельской дороге и прочее. Хотя это отчасти так!

Я говорю скорее о неожиданных сочетаниях предметов или обстоятельств, фраз оброненных моими знакомыми, запахов, света — эти комбинации теперь вдруг дают мне какую-то нечаянную радость. Кажется, я раньше их так не чувствовал…

Большую часть этого года вы провели на даче. Складываются ли в итоге ваши мысли и пейзажи в собственную Болдинскую осень?

Петр Налич: Да. Я редко бывал доволен своими альбомами, как в этот раз. И свежий материал академический тоже пока радует. Мы с кларнетистом Сергеем Нанкиным и пианисткой Алисой Мандрик хорошо подготовили и исполнили на академическом концерте в Гнесинке мою Первую сонату для Кларнета и фортепиано. Еще одну мою пьесу для небольшого состава исполнит ансамбль Федора Сухарникова в декабре. Так что, — да, Болдинская осень. И зима тоже, видимо будет Болдинская.

Ваш успех начинался в середине «нулевых», когда вы записали на даче шутливую песню Guitar и выложили ее в интернет. Потом были концерты, «Евровидение», успешные альбомы: «Радость простых мелодия», «Утесов», «Северная одиссея», «Отражения в лужах», другие. Прошло полтора десятка лет и вы снова с гитарой на даче… Круг замкнулся?

Петр Налич: Ну, во-первых, я недавно купил и синтезатор Moog, который можно услышать и в новом альбоме (улыбается). Но главное, у меня снова есть музыка. Музыки много. Иногда и видео к ней. И все это я снова буду выкладывать и в сеть. Так что «одиссея» продолжается!

Читать далее
Advertisement
Нажмите, чтобы прокомментировать

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Культура

Итальянский дирижер Энрике Маццола рассказал, чего ждать публике от театра

Итальянский дирижер Энрике Маццола рассказал, чего ждать публике от театра

Опубликовано

Итальянский дирижер Энрике Маццола рассказал, чего ждать публике от театра

В Москву на несколько дней приехал знаменитый итальянский дирижер испанского происхождения Энрике Маццола, который с 1 июля 2021 года назначен музыкальным руководителем одного из главных театров мира — Lyric Opera Чикаго.

Маццола хорошо знаком нашей публике, так как выступал с концертами и был постановщиком "Севильского цирюльника" в "Геликоне" и "Сомнамбулы" в Большом театре. Но ныне приехал ради мастер-класса для Молодежной программы Большого театра. После занятий маэстро рассказал "РГ" о том, каким, на его взгляд, будет оперный театр после пандемии.

Какое впечатление произвела на вас "Молодежка" Большого театра?

Энрике Маццола: Для меня было подлинным удовольствием работать с певцами Молодежной оперной программы Большого театра. Тема моего мастер-класса — это бельканто, то, что является моим главным репертуаром. Я достиг того возраста, в котором, полагаю знаниями пора делиться. За спиной все-таки 20-25 лет карьеры. Лет пять назад я начал работать в академии "Ла Скала", в Парижской опере и в Чикаго. Сегодня в Москве я чувствую, как важна работа с не италоговорящими певцами, которые получают драгоценную информацию. Это может упростить им подход к итальянскому репертуару в международном масштабе.

Если сравнивать Молодежную программу Большого театра с другими подобными проектами, то должен констатировать: я нахожу эту программу, может быть, одной из лучших в мире. Здесь собраны исключительные голоса и замечательные пианисты. Удивительно видеть подобное собрание талантов. Уверен, что они должны быть представлены как маленькая супердрагоценность Большого театра.

Можно ли сказать, что повсеместная популярность молодежных программ в оперных театрах есть упрек в какой-то незавершенности регулярного образования?

Энрике Маццола: Будет нечестно, если я стану судить о положении дел в России. Но если говорить о Европе или о Северной Америке, то это болезненный вопрос. Часто после окончания консерватории выпускники, быть может, имеют свод неких знаний, но лишены полноценного профессионального опыта. Получив диплом, выпускники зачастую не готовы к самостоятельной жизни в профессии.

А каков ваш личный опыт?

Энрике Маццола: Я никогда ни в каких академиях не учился после консерватории. Мне самому нужно было и ошибаться, и проживать лучшие моменты, чтобы оказаться в той точке карьеры, где я сейчас нахожусь. Иной вариант — если тебе повезло и ты можешь попасть в академию. И получить за год ту информацию, которую я, может быть, получил за 10 лет работы. Поэтому я очень добрый дирижер, но и очень требовательный.

Мне немножко надоело слушать, что опера — это исключительно для белых богатых людей

Как вы думаете, что будет с оперой после пандемии?

Энрике Маццола: Сложно сказать. Очевидно, что оперные театры Америки пострадали сильнее театров Европы и России, в частности. В отличие от европейских коллективов американские не имеют государственной поддержки. Пока есть робкая надежда открыться в сентябре. После паузы в полтора года и с катастрофическим дефицитом бюджетам. Те оперные дома, которые раньше смогли сэкономить деньги, возможно, смогут легче выйти из этого кризиса. Пять месяцев назад нам в Чикаго удалось возобновить контракты с хором, оркестром и постановочной частью. Мы полностью сформировали афишу на сезон. Сейчас, конечно, самый важный вопрос, сколько билетов разрешат нам продавать. Возможны разные сценарии развития событий: минус 10%, 30% или 50% публики.

Вы не слишком оптимистичны?

Энрике Маццола: В целом я человек крайне позитивный. Не вижу причин, чтобы наша публика не вернулась в оперный театр. Все уже очень устали от любых интернет-активностей, соскучились по "живым" спектаклям. Но неправильно будет забыть о нашем интернет-опыте, он подарил нам новую аудиторию.

Многие театры по всему миру, кажется, более озадачены не творческими или даже финансовыми вопросами, а расовыми и гендерными. Как вы к этому относитесь?

Энрике Маццола: На самом деле нам надо думать о том, чтобы всех не исключать, а включать. Тогда можно будет обращаться к еще более широкой аудитории. Я вырос в демократичной, открытой миру Европе, где музыка принадлежала каждому. Поэтому мне немножко надоело слушать, что опера — это что-то исключительно для белых богатых людей.

У вас, родившегося в семье с большими театральными, музыкальными традициями, был шанс выбрать другую профессию?

Энрике Маццола: Может, и не было! Я был обязан заниматься музыкой, но через 5-6 лет учебы эта обязанность превратилась в огромное удовольствие и персональный вызов. Мне кажется, что дирижер — тот человек, который должен на 360 градусов вдохновлять. Мне очень нравится моя работа. Моя жизнь — это дирижирование.

Если бы у вас была возможность выбирать, какой бы спектакль вы хотели поставить в Большом театре?

Энрике Маццола: "Вильгельм Телль" Россини — это, так сказать, последняя воля композитора, завещание и прощание с классицизмом и ранним романтизмом, что открывает уже двери в мир бельканто. Я был бы очень горд иметь возможность привести в Россию потрясающую, сильную редакцию этой грандиозной оперы. Я очень люблю бывать в Москве.

Читать далее

Культура

Кинотеатр «Художественный» покажет отреставрированного «Ивана Грозного»

Кинотеатр "Художественный" покажет отреставрированного "Ивана Грозного"

Опубликовано

Кинотеатр "Художественный" покажет отреставрированного "Ивана Грозного"

В кинотеатре «Художественный» покажут фильм Сергея Эйзенштейна «Иван Грозный» — 4 и 11 августа. Зрители увидят отреставрированную версию картины: звук и изображение покадрово восстановлены киноконцерном «Мосфильм». «Иван Грозный» — последняя картина Сергея Эйзенштейна. Причем режиссера и сценарий утверждал лично Иосиф Сталин, ему же и принадлежала идея создания фильма.

По словам программного директора кинотеатра "Художественный" Стаса Тыркина, "Иван Грозный" — не просто один из величайших фильмов в истории мирового кино и масштабная киноопера, до сих пор вдохновляющая ведущих мастеров экрана.

— Это потрясающий пример того, как Художник, вынужденно согласившийся стать частью государственной пропагандистской машины, просто в силу своего гения не может в итоге не сказать своему заказчику правду — разумеется, догадываясь о том, что за это придется расплачиваться, — отмечает он.

Первая серия вышла на экраны в 1946 году и имела большой успех. Практически сразу фильму была присуждена Сталинская премия I степени, а исполнитель главной роли Николай Черкасов подтвердил свой статус всесоюзной звезды. Уже через месяц вторая серия была отправлена на просмотр в Кремль, но запрещена к показу. В 1948 году Эйзенштейн умирает от инфаркта, а в прокат вторая часть выходит только в 1958 году после смерти Сталина.

Читать далее

Культура

Человек-бренд Энди Уорхол: Лучшее искусство — это хороший бизнес

Человек-бренд Энди Уорхол: Лучшее искусство - это хороший бизнес

Опубликовано

Человек-бренд Энди Уорхол: Лучшее искусство - это хороший бизнес

Для многих современное искусство как terra incognita — иногда красиво, иногда ничего не понятно, но здесь крутятся большие деньги и совершаются многомиллионные сделки. Это самый настоящий глобальный финансовый аттракцион, позволяющий сколотить или потерять огромные состояния.

По каким законам существует рынок современного искусства? Что за скрытые механизмы двигают этим непредсказуемой и неуправляемой стихией? Ответы — в книге сотрудника журнала "Vanity Fair" Майкла Шнейерсона "Бум: Бешеные деньги, мегасделки и взлет современного искусства", которая вошла в лонг-лист премии FT McKinsey Business Book of the Year 2019. На русском языке эта невероятная история роста рынка современного искусства и превращения его в индустрию, начиная с 1940-х годов и до наших дней, вышла в издательстве "Азбука".

Феномен 57-й улицы в Нью-Йорке, расцвет художественных галерей в Сохо и Челси, ярмарочные "лихорадки" XXI века, наиболее значительные события в мире искусства за последние десятилетия — обо всем этом идет речь в книге. Однако арт-рынок невозможно себе представить без арт-дилеров — законодателей вкуса, тех, кто финансово поддерживает начинающих художников и направляет их к успеху.

В центре внимания Майкла Шнейерсона знаменитые арт-дилеры, которые работали с величайшими художниками своего времени — Джексоном Поллоком, Энди Уорхолом, Саем Твомбли, Баскией. Автору довелось лично встретиться с персонажами своей книги — Ларри Гагосяном, Дэвидом Цвирнером, Арни и Марком Глимчерами, Иваном Виртом и другими. Их опыт показывает, что за кулисами современного мира искусства, в условиях жесткой конкуренции есть место всему — честным партнерским отношениям и предательству, прагматизму и филантропии, кропотливому труду и авантюризму.

Отрывок из книги "Бум : Бешеные деньги, мегасделки и взлет современного искусства"

СПб. : Азбука, Азбука-Аттикус, 2021

Перевод с английского Анны Лисицыной.

Ирвинга Блума оказалось проще заинтересовать. Отправившись в Нью-Йорк на поиски новых талантов, которых можно было бы показать в галерее ≪Ferus≫ в Лос-Анджелесе, он позвонил Уорхолу, желая заглянуть к нему вместе со своим партнером по галерее Уолтером Хоппсом. Он знал, что Уорхол весьма успешно работает в рекламе и потому не удивился, обнаружив, что художник занимает целое жилое здание бирюзового цвета на Лексингтон-авеню в районе Восьмидесятых улиц.

В то первое посещение Уорхол провел Блума и Хоппса в гостиную по коридору, где громоздились груды книг, а к стенам были пришпилены разнообразные арт-объекты. Как Хоппс позднее напишет в журнале "New Yorker", "Уорхол являл собой тихое и какое-то почти бестелесное создание, настолько бледное, что можно было подумать, будто он живет в темноте".

Апартаменты Уорхола были наполнены многочисленными артефактами американской культуры, по большей части найденными в комиссионных магазинах. Хоппсу запомнились большие глянцевые вывески автозаправок, автоматы с шариками жвачки, парикмахерское кресло и полосатый столб с цветными спиралями — вывеска парикмахерской. Гостиная была необычайно просторной, прямо как конференц-зал, а в дальнем конце располагалось подобие сцены. На сцене они увидели несколько мольбертов с картинами. Одна изображала телефон. С другого холста на них смотрел персонаж комиксов. Гостей все это не слишком впечатлило.

Во время повторного визита Блум, который на сей раз пришел один, увидел три прислоненные к стене картины с изображением банок супа и вырванную из журнала фотографию Мэрилин Монро. Когда они с Уорхолом расположились в гостиной, сверху, выше этажом, вдруг послышались шаги. "Не волнуйся, — сказал Уорхол, показывая на потолок. — Это мама". Блум потом слышал шаги каждый раз, когда приходил к нему в дом. Но мать художника ни разу не появилась.

<…>

Выставка Уорхола в галерее "Ferus" — его первая персональнаявыставка как художника, а не коммерческого иллюстратора — открылась 9 июля 1962 года. По периметру красовались 32 живописных "портрета" консервных банок с супом "Кэмпбелл" (один холст на каждый сорт супа), по 100 долларов за штуку. Экспозиция стала дебютом поп-арта на Западном побережье. Кинозвезд, впрочем, небыло, если не считать актера и режиссера Денниса Хоппера, которому еще только через семь лет предстояло снять культовую картину "Беспечный ездок".

К моменту закрытия Блум продал пять из 32 картин, но потом пожалел. Он пришел к убеждению, что Уорхол — большой талант, и решил, что сохранить весь комплект будет правильнее, чем банально положить в карман 500 долларов. Он обзвонил пятерых покупателей, начиная с Хоппера, и робко поинтересовался, нельзя ли выкупить у них "консервы" обратно. К его величайшему облегчению, все согласились. Тогда Блум договорился с Уорхолом о приобретении всей серии целиком за 1000 долларов (в рассрочку, с оплатой по сотне в месяц) и развесил все 32 штуки в своей крошечной квартире на Фаунтен-стрит в Лос-Анджелесе.

Пройдет немногим более тридцати лет, и куратор Кирк Варнедо договорится о приобретении уорхоловских супов для постоянной экспозиции MoMA. Эти работы были частично переданы Блумом в дар, частично оплачены музеем. Блум заработал на этой сделке15 миллионов.

Первые банки с супом Уорхол нарисовал вручную, методично нанося мазок за мазком. Но потом подумал: а почему творческий процесс обязательно должен быть таким трудоемким? Почему бы не использовать метод шелкографии, позволяющий бесконечно тиражировать изображение? Он начал жить по принципу, который сформулировал для себя сам: "Лучшее искусство — это хороший бизнес".

Чтобы исключить ручной труд, Уорхолу требовался специалист по шелкографии. Свой выбор он остановил на студенте родом из Бронкса по имени Джерард Маланга, который во время летней практики в Гринвич-Виллидже освоил шелкографическую печать на тканях для мужских галстуков. Его тамошний начальник, дизайнер по текстилю, оказался приятелем Уорхола. Парень, по слухам, был очень толковым. В июне 1963 года Маланга получил приглашение встретиться с Уорхолом — как он думал, с целью собеседования. Первое, что своим неповторимым голосом с придыханием произнес художник, было: "Ну что, когда сможешь приступить?".

<…>

Вдвоем с молодым ассистентом Уорхол сразу же приступил к работе над шелкографической репродукцией образа Элизабет Тейлор. Этот портрет впоследствии получил название "Серебряная Лиз". Взятый ими на вооружение метод произвел переворот в современном искусстве, позволив перейти от единичных живописных произведений к массовому изготовлению почти идентичных копий одного и того же изображения.

За основу для "Серебряной Лиз" Уорхол взял рекламное фото голливудской дивы размером 20 на 25 сантиметров и увеличил его в фотолаборатории, получив изображение размером метр на метр на прозрачной пленке. На первом этапе они наложили на чистый белый холст кальку. На втором этапе поверх кальки поместили фотографию на прозрачной пленке. Затем Маланга с усилием обвел контуры портрета карандашом, чтобы они отпечатались на кальке и холсте. Это во многом напоминало технику рисования по трафарету или фроттажа.

Потом началось самое интересное. Отложив пленку и кальку в сторону, они разметили основные части рисунка на холсте узкой малярной лентой, после чего вручную раскрасили получившиеся зоны сплошным цветом: розовым — лицо, красным — губы, зеленым — тени для век. Также вручную сделали серебристый фон. Для всех живописных работ они пользовались красками на водной основе, которая высыхала настолько быстро, что не успевала растечься, и границы окрашенных областей получались стойкими и четкими.

Только после этого дело дошло собственно до шелкографии. Они наложили на холст матрицу — нейлоновую сетку, натянутую на деревянный подрамник размером метр на метр. Сетка фактически играла роль негатива: основное изображение было нанесено на нее методом фотопечати. Высокие бортики по периметру подрамника образовывали своего рода канавки. Маланга залил в одну из канавок черную масляную краску и с помощью резинового валика прошелся по сетке, продавливая краску сквозь открытые участки. Потом Уорхол, как эстафетную палочку, подхватил валик и начал прокатывать со своей стороны. Наконец он быстрым решительным движением снял подрамник с сеткой, чтобы не исказить рисунок и не нарушить эффект яркого контрастного фотоизображения. "По сути дела, мы раскрашивали фотографию, как в старину, — рассказывал Маланга, — но в то же время делали нечто совершенно новое".

<…>

Когда речь шла о крупноформатных вещах, они работали в паре.В остальных случаях Маланга чаще всего справлялся один, хотя отдельными работами занимался сам Уорхол. Впоследствии, когда Совет по установлению подлинности работ Энди Уорхола (AndyWarhol Art Authentication Board) отказался признать, что Маланга участвовал в создании крупноформатных шелкографических оттисков, а многие оттиски меньшего размера выполнил сам, он лишь пожал плечами. По его собственным словам, он не чувствовал себя обманутым. Он всегда был лишь ассистентом Уорхола.

Уорхол отлично знал, что делает. Создаваемые им отпечатки были достаточно схожи и могли продаваться как серийные коммерческие изделия, обладающие одинаковой стоимостью. Его имя стало брендом не хуже любого другого. Энди превратился в этакого Генри Форда, занятого поточным производством произведений искусства. После того как художник перебрался из пожарного депо в здание бывшей шляпной фабрики на Восточной 47-й улице, масштабы этого конвейера выросли еще больше. Какую часть работы Уорхол делал сам, а какую брали на себя его фабричные ассистенты — это было в конечном счете не важно. Покупатели тоже привыкали не обращать внимания на подобные мелочи. Они радовались, что приобрели вещь известного бренда.

Читать далее
Advertisement

Последние новости

Чистая прибыль Amazon в первом полугодии выросла вдвое и составила $15,9 млрд Чистая прибыль Amazon в первом полугодии выросла вдвое и составила $15,9 млрд
Экономика1 час назад

Чистая прибыль Amazon в первом полугодии выросла вдвое и составила $15,9 млрд

МОСКВА, 29 июл — ПРАЙМ. Чистая прибыль онлайн-ритейлера Amazon по итогам первого полугодия 2021 года составила 15,885 миллиарда долларов, что вдвое выше...

Экономика2 часа назад

Со следующего года изменится порядок назначения соцдоплаты к пенсии

Социальная доплата к пенсии будет назначаться автоматически с 1 января 2022 года. Проект распоряжения правительства об этом, разработанный минтрудом, размещен...

Итальянский дирижер Энрике Маццола рассказал, чего ждать публике от театра Итальянский дирижер Энрике Маццола рассказал, чего ждать публике от театра
Культура2 часа назад

Итальянский дирижер Энрике Маццола рассказал, чего ждать публике от театра

В Москву на несколько дней приехал знаменитый итальянский дирижер испанского происхождения Энрике Маццола, который с 1 июля 2021 года назначен...

Модуль "Наука" причалил к Международной космической станции Модуль "Наука" причалил к Международной космической станции
Общество2 часа назад

Модуль «Наука» причалил к Международной космической станции

Есть касание! Есть сцепка! Вчера в 16 час 29 мин 06 сек по московскому времени лабораторный модуль «Наука» причалил к...

Кабмин обсудит выделение субсидий пострадавшим из-за COVID МСП и НКО Кабмин обсудит выделение субсидий пострадавшим из-за COVID МСП и НКО
Экономика2 часа назад

Кабмин обсудит выделение субсидий пострадавшим из-за COVID МСП и НКО

МОСКВА, 29 июл — ПРАЙМ. Правительство РФ в пятницу обсудит субсидирование субъектов малого и среднего предпринимательства (МСП) и социально ориентированных некоммерческих организаций (НКО), в наибольшей...

Страны ВТО ввели почти 250 мер для упрощения торговли с начала пандемии Страны ВТО ввели почти 250 мер для упрощения торговли с начала пандемии
Экономика3 часа назад

Страны ВТО ввели почти 250 мер для упрощения торговли с начала пандемии

ЖЕНЕВА, 29 июл — ПРАЙМ. Страны-участницы Всемирной торговой организации (ВТО) ввели 384 меры в области торговли с начала пандемии коронавируса, около 250 из них способствовали...

Петрозаводск встретил своего олимпийского чемпиона Петрозаводск встретил своего олимпийского чемпиона
Спорт3 часа назад

Петрозаводск встретил своего олимпийского чемпиона

На перрон вокзала олимпийский чемпион выходил несколько уставшим, но, конечно же, с фирменной улыбкой на лице. Город встречал своего кумира...

Роспотребнадзор продлил срок сдачи ПЦР-теста после возвращения из-за границы Роспотребнадзор продлил срок сдачи ПЦР-теста после возвращения из-за границы
Экономика3 часа назад

Роспотребнадзор продлил срок сдачи ПЦР-теста после возвращения из-за границы

Теперь россияне, которые не поставили прививку и не болели коронавирусом, могут сдать ПЦР-тест после возвращения из-за границы в течение четырех...

Роспотребнадзор продлил срок сдачи ПЦР-теста после возвращения из-за границы Роспотребнадзор продлил срок сдачи ПЦР-теста после возвращения из-за границы
Общество3 часа назад

Роспотребнадзор продлил срок сдачи ПЦР-теста после возвращения из-за границы

Теперь россияне, которые не поставили прививку и не болели коронавирусом, могут сдать ПЦР-тест после возвращения из-за границы в течение четырех...

Почему на прилавки сетевых магазинов не "пускают" продукцию фермеров Почему на прилавки сетевых магазинов не "пускают" продукцию фермеров
Экономика3 часа назад

Почему на прилавки сетевых магазинов не «пускают» продукцию фермеров

В Госдуму внесен законопроект минсельхоза, который разрешит фермерам торговать продукцией прямо с грядки. А пока корреспонденты «РГ» отправились по торговым...

Advertisement

Популярное