Connect with us

Культура

Петр Налич рассказал о новом альбоме Morra

Published

on

Его можно увидеть в спектакле «Северная Одиссея» Российского академического молодежного театра и на концертах, таких разноплановых, что мало, кто сравнится. Да и справится… Ведь Петр Налич поет поп-рок и эстраду. Есть у него и оперные арии, поскольку после участия в «Евровидении» он, дипломированный архитектор, закончил и вокальный факультет Российской академии музыки имени Гнесиных. И программы, посвященные Леониду Утесову и Александру Вертинскому. И песни военных лет, которые Налич неизменно поет в День Победы — на открытых сценах в парках и на улицах родной Москвы, — аккомпанируя себе на гитаре, или с небольшим оркестром. Петр Налич рассказал о новом альбоме Morra

Фото: Зинаида Илюхина / Пресс-служба сервиса Okko / РИА Новости

Но новый альбом Morra все равно удивляет. В нескольких треках Петр Налич звучит уже почти как Фредди Меркьюри (благо оба — теноры), самобытно соединяет рок с классической музыкой и альтернативной эстрадой, а его фортепиано привольно выдает то полуночные меланхоличные блюзы в духе раннего Тома Уэйтса, то неприкаянную балканскую удаль, то рок-н-ролл… Сам-то он называет новый диск с 14 песнями-премьерами — «Океаном музыки».

Предваряя презентацию «Морры» (был такой герой в сказках Туве Янссон о муми-троллях), назначенной в петербургском клубе Douglas на 10 декабря, а в ДК имени Горбунова на 19-е, Петр Налич пообещал, что «будут танцы, рок-н-ролл и странные баллады». А затем рассказал и об этой премьере, и о собственной «Болдинской осени» этого года, и об отношении к детским сказкам, которые часто помогают и нам, взрослым, да и о многом другом.

Морра — персонаж из сказок Туве Янссон о муми-троллях, довольно популярных в России, в том числе и благодаря Илье Лагутенко и его «Мумий Троллю». Отчего именно эти книги о вымышленных персонажах так нравятся музыкантам и конкретно вам?

Петр Налич: Очень люблю творчество Лагутенко, но в моей жизни муми-тролли появились гораздо раньше. Это была первая лично мной прочитанная книга в детстве. Старший брат всегда много читал, а я отставал в этом от него. Но после этой сказки, кажется, она называлась «Опасное лето», я уже мог гордиться и собою… Впрочем, персонаж Морра стал мне особенно интересен, когда я стал значительно старше: уже после тридцати. Интересен своим одиночеством, загадочностью, тягой к счастливому светлому уютному миру положительных персонажей книги — Муми-троллей, Сниффов и прочих. Внутренний мир тех, кто ищет счастье, но не всегда его достигает, как мне кажется, намного богаче, чем у тех, кто всем доволен и спокоен. Именно его я и старался понять, передать в некоторых песнях альбома. Прежде всего, в Old-fashioned Song, Cold Island и, конечно же, в заглавной — Morra…

Отчего вы выбрали в качестве героя неказистого и вечно хмурого типа, а не взяли кого повеселей, например, хемулей или Сниффа… Будто бы у нас и без Морры печалей и уныний не хватает, особенно дождливой осенью?

Петр Налич: Не думаю, что художник должен отталкиваться от того, какая погода на улице, какие лица у прохожих… Художник должен выполнять ту разнарядку, которая на него выписана. Провидением, космическим порядком, вселенской необходимостью… Творчество для меня это всегда — открытие чего-то нового. Кстати, в альбоме много и легких, веселых треков. Они вполне могут ассоциироваться со Сниффом или с кем-то веселым, легкомысленным. И я не хотел представлять в Morra точное описание конкретных литературных персонажей. Только настроение.

Вы закончили МАРХИ (Московский архитектурный институт), вот и обложку диска рисовали и макетировали сами. Архитектура ведь наука и о гармонии… Помогают ли вам институтские знания, например, правило Золотого сечения, в сочинении песен?

Петр Налич: Правило Золотого сечения я никогда не применял осознано. А неосознанно — все, что было в моей жизни, помогает. Хотя иногда и мешает… Тут сложность в отборе.

Хочется делать то, чего ни у кого еще не было. А что дает архитектурное образование? Наверное, умение отбирать и отсекать лишнее. По-моему, отбор — это второй из столпов творчества. А первый и главный — сама придумка, идея.

Сказки о муми-троллях — хорошие, но написаны давно. А если бы вы, благо у вас трое детей, захотели сочинить сказку, какой бы она стала: реалистичной, романтичной или в духе времени — с элементами мистики и фэнтези?

Петр Налич: Иногда я импровизирую детям на ночь какие-то сюжеты. Обычно это что-то легкое и слегка абсурдное. Странно грузить детей мрачными трансцендентными пассажами. Хотя… Надо попробовать как-нибудь.

В альбоме есть возвышенные, распевные треки, которые вы поете в духе Queen, много ломаных ритмов, гаерского фортепиано, оркестровой поп-джаз романтики… Вы намеренно выбирали песни, которые удивят и заставят задуматься слушателей о том, кто каждый из нас: Morra, Снифф, Муми-Тролль? Тот, кто боится невзгод и хмуро плывет по течению или бесстрашно решается на поступки даже в унылую пору?

Петр Налич: Намеренно — нет. Возможно, у кого-то сработает такой вот механизм сравнения себя с персонажами при прослушивании альбома. Но для меня отправной точкой было настроение, о котором я говорил выше. Были эскизы, наброски песен и мотивов. Ритмов… Некоторые песни рождались уже в студии. А что касается стилевого разнообразия, так у меня иначе обычно и не выходит.

Вы получаете уже третье высшее образование — теперь композиторское. Этот альбом мог бы стать и вашей дипломной работой, чтобы показать возможности и эксперименты в разных стилях?

Петр Налич: Все же нет. На суд Кафедры композиции я представляю совсем другие вещи. Хотя композиция Dispietata с альбома Morra вполне подходит и для исполнения на академической сцене. В академическом курсе удается воплотить много самых разных идей. Не все годится для клубной сцены, впрочем, есть и пересечения. Какие-то композиции я исполнял и в клубах, и на экзамене в академии.

Вообще есть много пестрого материала — этнический материал, бэндовый, лирический, танцевальный. Кто-то ценит меня, как интерпретатора романсов и классики. Кто-то как исполнителя винтажной эстрады.

Многие расстраиваются, обнаружив, что на концерте звучит то, чего они никогда не слышали и не ожидали услышать. Что ж… Как говорил моя педагог по оперной подготовке Юрий Аркадьевич Сперанский, — чрезвычайно остроумный и артистичный человек, — «ко всем лицом не повернешься!» Да и пытаться делать этого не стоит… Хотя подобные низменные порывы бывают. Но я стараюсь их давить (улыбается).

Похоже, вы любите учиться. А чему вас научила пора коронавируса?

Петр Налич: Она стала для меня катализатором всех внутренних душевных переживаний и рефлексий. То, что раньше я отцеживал по крохам между учебой, концертами, спектаклями и семьей, теперь заполнило меня почти целиком.

Моменты каких-то прозрений (возможно мнимых) перемежаются теперь минутами черной тоски и пустоты. Растерянность, о которой говорил Венедикт Ерофеев, расцветает буйным бледным цветом. Но в конце этих темных тоннелей или пыльных коридоров вдруг вспыхивают минуты неожиданной радости. Неожиданной, потому что ты получаешь эту радость с неожиданной стороны и от неожиданных событий, ничем особо не примечательных…

Не хочется сваливаться в пошловатую риторику — мол, мы разучились ценить простые радости, красоту природы, отражения облаков в грязных лужах на разъезженной сельской дороге и прочее. Хотя это отчасти так!

Я говорю скорее о неожиданных сочетаниях предметов или обстоятельств, фраз оброненных моими знакомыми, запахов, света — эти комбинации теперь вдруг дают мне какую-то нечаянную радость. Кажется, я раньше их так не чувствовал…

Большую часть этого года вы провели на даче. Складываются ли в итоге ваши мысли и пейзажи в собственную Болдинскую осень?

Петр Налич: Да. Я редко бывал доволен своими альбомами, как в этот раз. И свежий материал академический тоже пока радует. Мы с кларнетистом Сергеем Нанкиным и пианисткой Алисой Мандрик хорошо подготовили и исполнили на академическом концерте в Гнесинке мою Первую сонату для Кларнета и фортепиано. Еще одну мою пьесу для небольшого состава исполнит ансамбль Федора Сухарникова в декабре. Так что, — да, Болдинская осень. И зима тоже, видимо будет Болдинская.

Ваш успех начинался в середине «нулевых», когда вы записали на даче шутливую песню Guitar и выложили ее в интернет. Потом были концерты, «Евровидение», успешные альбомы: «Радость простых мелодия», «Утесов», «Северная одиссея», «Отражения в лужах», другие. Прошло полтора десятка лет и вы снова с гитарой на даче… Круг замкнулся?

Петр Налич: Ну, во-первых, я недавно купил и синтезатор Moog, который можно услышать и в новом альбоме (улыбается). Но главное, у меня снова есть музыка. Музыки много. Иногда и видео к ней. И все это я снова буду выкладывать и в сеть. Так что «одиссея» продолжается!

Культура

Свеча горела на столе, свеча горела…

Published

on

Текст: Жанна Васильева Ирина Александровна Антонова, президент Государственного музея изобразительных искусств имени А.С. Пушкина, умерла на 99-м году жизни. Сказать, что с ней ушла эпоха, пожалуй, ничего не сказать. С ней ушел целый век, вобравший сразу несколько эпох.

Самая близкая нам эпоха — это полвека ее работы на посту директора одного из лучших музеев не только России, но и мира. Во многом тем ГМИИ им. А.С.Пушкина, который мы знаем, музей стал благодаря Ирине Александровне, назначенной директором музея в 1962 году. Это она привезла «Джоконду» в Москву. Первая выставка Александра Тышлера (1966) в ГМИИ им. А.С.Пушкина открылась благодаря Ирине Александровне. Первую выставку Пикассо в Москве сделала тоже она. И на выставку «Москва — Париж» (1981) очереди тоже стояли в ГМИИ имени А.С.Пушкина. Собственно, она делала невозможное — пробивала «железный занавес», строила мосты культуры в разгар «холодной войны», когда «ястребы» по обе стороны занавеса делали ставку на гонку вооружений и ракеты с ядерными боеголовками.

Елена Якович, снявшая документальный фильм о жизни Ирины Александровны, рассказывала «РГ» в 2017 году, о том, как спросила Антонову, как вообще ей могло прийти в голову «попросить привезти» Джоконду. Антонова ответила: «Ну, я ее долго отслеживала. В какой-то момент узнала, что она на выставке в Японии. Пришла к Фурцевой и предложила: «А как хорошо бы «Джоконду» в Москве показать. Она же все равно будет лететь из Японии в Париж над Россией. Вот бы уговорить французов посадить самолет в Москве!».

Конечно, у Антоновой были свои отношения с Екатериной Фурцевой, основанные на доверии. Но едва ли не важнее то, что отношения, построенные на доверии и любви к искусству, она выстраивала не только со своим министерским начальством, но и с руководителями крупнейших музеев мира.

Как говорил художник Борис Мессерер «РГ», «Я всегда восхищался умением Антоновой вести переговоры. Говорит она, как правило, на языке той страны, с музеями которой договаривается. У нее свободный немецкий, французский, итальянский… Она впечатляет не только достоинством, но предельным вниманием к отбору вещей, их представлению. Она всегда точно знает, чего хочет. Она ясно мыслит и ясно излагает. Это такая императрица от искусства… Ее роль в организации выставок огромна. Какие бы ни были правительственные договоренности, работы дают в конкретный музей. А когда речь идет о мировых шедеврах, значима не только сумма страховки, но и человеческое доверие».

«Декабрьские вечера», которые в этом году должны были бы открыться сегодня в 40-й раз (если бы не пандемия), были ее детищем. Ее и, разумеется, Святослава Рихтера. Сама она об этом говорила так: «Эти вечера стали возможны в музее благодаря такой совершенно исключительной и звездной дружбе, которая была между этим великим музыкантом нашего времени и музеем. Святослав Теофилович пригласил меня во Францию на музыкальный фестиваль в Туре в июне 1981 года. Меня поразил весь этот замысел. И я задала ему вопрос: «Почему он не сделает в России нечто подобное?». Он тогда как-то недоуменно, подняв брови, сказал: «А где же?». А я ему сказала: «Как где? В Музее изобразительных искусств имени Пушкина». Эта идея ему понравилась, и в этом же году мы наметили первую программу и сделали ее у нас в музее. Но с самого начала мы решили, что это будут не просто концерты в музее, что делают сотни музеев мира, это будет некий сплав пластического искусства и музыки, то есть попытка превратить нашего зрителя в слушателя, тем самым расширить сферу его эстетического восприятия».

Широта ее собственного эстетического восприятия определялась другой эпохой — довоенной и временем 1920-1930-х годов, на которые пришлись ее детство и ранняя юность. Наверное, Антонова была последним «ифлийцем» — в знаменитый Институт философии, литературы и истории (ИФЛИ) она поступила накануне войны, позже ИФЛИ был присоединен к МГУ, и Ирина Антонова заканчивала уже отделение истории искусств. И, наверное, она была последним человеком, для которого Музей нового западного искусства на Пречистенке, где были объединены коллекции Сергея Щукина и Ивана Морозова, был живым воспоминанием. Настолько живым, что в 1974 года она готова была конфликтовать с руководством ради того, чтобы показать в залах ГМИИ им. А.С.Пушкина находившиеся в запасниках части коллекций западной живописи, пришедшие в ГМИИ им. А.С.Пушкина после расформирования в 1948 году Музея нового западного искусства. Она готова была написать заявление об уходе, если бы ей отказали в возможности показывать в ГМИИ им. А.С.Пушкина первоклассные вещи Матисса, Ренуара, Гогена. Настолько живым, что идея возрождения Музея нового западного искусства была дорога ей и в 2013 году, и она говорила о ней повсюду.

Но если идея возрождения ГМНЗ ушла вместе с Ириной Александровной, то идея ГМИИ им. А.С.Пушкина как «музейного городка», которую она продвигала на всех уровнях, определила во многом нынешний этап жизни Пушкинского. В этом смысле Ирина Александровна была человеком не прошлого, а настоящего.

Говоря о ней сегодня, не хочется говорить о ней как о «музейном менеджере» — даже высочайшего класса. Разумеется, она была эффективным, как сейчас сказали бы, руководителем. И весьма жестким. Хореограф, режиссер, танцовщик Владимир Васильев говорил в интервью «РГ» о ней как о «железной леди музея», и «очень жестком человеке, несмотря на все свое женское обаяние и изящную миниатюрность»: «В этой женщине удивительно много от сильного волевого мужчины. У нее есть качество, которое очень показательно для профессионалов. Она не терпит равнодушия, безразличия к делу, халатности. И вот это она очень жестко пресекает. Без малейшей грубости, но предельно жестко. Иногда потом сама мучается, что так поговорила». Но все же, все же… Не хочется говорить о ней как менеджере. Она была птицей другого полета. Той, для которой искусство никогда не было средством, но было высшей ценностью само по себе.

Текст: Александр Ярошенко Она прослужила искусству больше восьмидесяти лет.

Целую эпоху — даже в измерении мирового искусства. И за эти годы Ирина Антонова составила о самых важных жизненных ценностях свое независимое от общепринятых стандартов мнение. О гениальности, которая рождается на земле. О смирении, которому не стоит подражать. О роскоши, которая вовсе не нужна, если не имеет границ. И о том, почему до 90 лет она вообще не думала о смерти.

Сегодня ее слова звучат как завещание. Вот несколько фрагментов из беседы с ней.

О законе одаренности

«Политизировано ли искусство? Это очень размытое и конъюнктурное мнение. Искусство Микеланджело, которое работало на Папу Римского, оно было политизировано или нет? Когда он р асписывал потолок Сикстинской капеллы, он отражал мнение Папы? Ну нет, конечно!

Закон одаренности пока не открыт. Но я не думаю, что это капает с неба. С неба много что капает. Одаренность — это сочетание чего-то непостижимого в человеке».

О вере

«Сколько на свете горя, зла и несправедливости… Кому это надо? Если это разрешает делать Бог, который олицетворяет справедливость и правду, то зачем ему так корежить мир? Для чего? И вообще зачем человек рождается с этим набором дурных способностей? Совершать гадкие поступки и творить отвратительные дела. Зачем и кем придумана такая система? Нас уверяют, что Бог всемогущ, если это так, тогда он же может по-другому мир сложить? Я не понимаю зависимости жизни от кого-то всемогущего.

Я не воинственный атеист, я размышляющий, думающий человек. Это разные вещи. Скажем так, за свои девяносто с лишним лет я не нашла подтверждения тому, что Бог существует. Как бы было хорошо, чтобы в жизни было к кому обратиться. Но пока не к кому».

О комнатах несчастья

«Понимаете, мы умрем, наша плоть истлеет и все. В этом нет у меня никаких сомнений. В бессмертие души я не верю. Но есть одно существенное «но». Надо что-то оставить после себя. Это очень важно. Надо сделать какой-то вклад.

Если ты озабочен только сегодняшним днем и тебе надо жилье в пятьдесят комнат, то это один вопрос. Ну зачем человеку дом в пятьдесят комнат? Я так и не смогла это понять.

Когда у человека пятьдесят комнат, это говорит о неправильном понимании того, для чего он родился. Он и родился для этих пятидесяти комнат, чтобы их обставлять, убирать и украшать. Это же страшно непродуктивная жизнь».

О непродуктивности смирения

«Мне близки принципы порядочности, добра, желания сделать добро другим, не делать зла. Смирение мне не нравится, понимаете, оно не дает возможности развиваться. Нельзя превращаться в полное послушание. Человек должен быть внутренне активен, смирение как модель поведения не достойна подражания. Человек должен развивать свое тело, душу, знания, талант. А смиренному это невозможно».

Об уроке справедливости

«Запомнила урок справедливости, который я получила от своего сына. Когда он учился в первом классе, мне позвонила его учительница и сказала: «Ваш сын ведет себя неправильно». Оказалось, что учительница поставила в угол девочку за какой-то проступок. Боря вышел из-за парты и встал рядом с ней. Она ему сказала: «Борис, я же тебя не ставила в угол», он ответил одним словом «несправедливо» и продолжал стоять.

Вот это очень говорящий маркер, как человек понимает справедливость и как он борется с несправедливостью».

О своей природе

«Моя природа, вероятнее всего, это генетика. Моя мама прожила сто лет и пять месяцев и умерла на ходу. Она до последнего дня читала газеты пачками, я вечером приходила домой, она мне говорила: «Ты это обязательно прочитай, а на это не трать время». Она работала наборщицей в типографии.

Помню, как по площади шли, чеканя шаг, строгие ряды красноармейцев. Я на них смотрела в окно. Еще помню детский сон: ряды этих красноармейцев, за ними идет мама. Потом ряды уходят, и мама исчезает. Было ощущение ужаса и сильной тревоги от того, что мама уходит. Ощущение глубокого одиночества было присуще мне с ранних лет».

О двух самых важных делах

«У меня в жизни есть два дела. Одно из них мое личное и связано с моим сыном. Оно никого не касается. И это самое главное дело. Мой сын болен и не сможет жить после меня…

Второе дело — это музей. Когда я сюда пришла, тут был один дом, одно здание, а сейчас целый комплекс стал, целый организм. Главное, чтобы он не превратился в дешевый шоу-центр».

О маяках

«Маяки? Нет у меня внутри никаких маяков, я буду цинична, но я сама себе маяк. Сама иду на свой свет, понимаю, что его осталось немного, и понимаю, что он обречен погаснуть. Я должна доверять себе, своему опыту и постараться по мере сил сделать все, что я считаю важным. Жизнь люблю по-прежнему!».

Текст: Жанна Васильева , Андрей Васянин , Наталья Лебедева Музейщики, художники, актеры, музыканты — об Ирине Антоновой.

Михаил Пиотровский, директор Государственного Эрмитажа, президент Союза музеев России:

Ирина Александровна была потрясающим патриотом своего музея. В значительной мере репутация ГМИИ им. А.С. Пушкина в стране и в мире была создана усилиями Ирины Александровны, как собирательскими, так и организационными. В этом ее огромная заслуга.

Все ее проекты были связаны с тем, чтобы сделать музей, каким она его видела. У нее были широкие планы превращения ГМИИ в мощный музейный квартал. Ирина Александровна — яркий пример того, как человек, работающий в музее, создает его. За музей всегда же надо бороться. Это только кажется, что в музее есть уникальные вещи, и они сами за себя все скажут и объяснят. Нет, именно люди, работающие в музее, его создают. Ирина Александровна сумела поставила ГМИИ в ряд музеев мирового уровня и определила дальнейшие направления развития его как мирового музея с разнообразными формами деятельности. Таким, наверное, должен быть музей XXI века.

Она была преданным музею руководителем. Ее преданность музею подчиняла себе все.

Евгений Миронов, художественный руководитель Государственного Театра Наций:

В сентябре Ирина Александровна позвонила мне и попросила участвовать в «Декабрьских вечерах». Я ответил: «Конечно». И тогда она сказала: «Я хочу, чтобы ты прочитал «Семь слов Спасителя нашего Иисуса Христа, сказанных Им на Кресте». А Юрий Башмет исполнил бы эту ораторию Гайдна». И назвала число — первое декабря. На что я сказал, что у меня не получается, что у меня только 3-его скорее всего будет время. Она говорит: «Нет, я прошу тебя, сделай это 1-го декабря». Сегодня, первого декабря, ее не стало. Сегодня мы исполняем с Юрием Башметом эту ораторию в Пушкинском музее в память об Ирине Александровне.

Она для меня была близким человеком. Мы с ней дружили. Она была на всех моих спектаклях, всключая последнюю премьеру «Горбачев». Это была наша последняя встреча. Она всегда очень искренне и честно говорила мне о моих работах. И я очень многому у нее научился. Я вообще считаю, что Дмитрий Сергеевич Лихачев научил нас правильно говорить, а она научила нас правильно видеть.

Очень смелый человек, целеустремленный… У меня язык не поворачивается сказать, что она «была», настолько она была живая до последней минуты. Врачи сказали, что она идет на поправку. Я был уверен, что она и этот бой выиграет, как она выигрывала всегда в своей жизни. Но, к сожалению, ее сегодня не стало. Светлая память!

Юрий Норштейн, художник-мультипликатор, народный артист РФ:

Ох, какое горе…Тут что ни скажешь — все будет мало. Вы знаете, что Ирина Александровна начинала в военно-полевом госпитале, в хирургии? Видела все. Потому у нее и было отношение к искусству как к чему-то величайше драгоценному, данному природой, небом, Богом…

Я не пропускал ни одной выставки в Пушкинском, мы с Антоновой подолгу говорили о них. Вспоминаю, например, выставку «Передвижники и импрессионисты», странное, на первый взгляд, сопоставление, но Антонова нашла тут такие «контакты», что тебя охватывал просто сердечный трепет. Например, там рядом висели Крамской и Моне — и сразу становилось ясно, что первый совсем не проигрывает второму, гораздо более известному.

Сегодня событие — не трагическое. Оно печальное. Антонова прожила огромную жизнь, о ней обязательно напишут монографии, потому что пройденная этим человеком дорога внутри искусства много дала нашей культуре. Отечественной и, полагаю, музейной мировой.

Наталия Дементьева, министр культуры РФ в 1997-1998 годах:

— Очень трудно прощаться с Ириной Александровной Антоновой. Она умела собрать вокруг себя единомышленников. Я имею в виду ее дружбу со Святославом Рихтером и легендарные «Декабрьские вечера» в Пушкинском музее. Ирина Александровна многое сделала на дипломатическом поприще, когда СССР был включен в Международный совет музеев (ИКОМ). Все это делалось с большим трудом, но она никогда не показывала, какие трудные проблемы она решала.

Благодаря ей в самые трудные времена к нам приезжали интереснейшие выставки. Потому что знали, что все будет сделано хорошо, — от гвоздя до гвоздя, от стены до стены, как говорят музейщики.

Continue Reading

Культура

Марина Лошак: Ирина Антонова была человеком абсолютно бесстрашным

Published

on

Марина Лошак, директор ГМИИ им. А.С. Пушкина:

Трудно представить себе Пушкинский музей без Ирины Александровны Антоновой, которая стала его неизменной составляющей, его лицом, его символом — частью мифа Пушкинского во всех его проявлениях.

Она пришла в музей в 1945 году, будучи юной девушкой, и до сегодняшнего дня, за исключением нескольких месяцев этого года, связанных с коронавирусом, практически каждый день приходила в музей, и мы привыкли ощущать ее рядом. Даже когда не разговаривали с ней о делах, даже когда просто слышали шуршание бумаг или звук ее голоса за дверью ее кабинета, мы понимали, что она есть и ощущали ее присутствие. Присутствие человека очень эмоционального, очень открытого, любящего не на показ и очень строгого в своем отношении к жизни. Мне трудно назвать подобную нам институцию, которая так плотно срослась бы с образом человека, как Пушкинский музей и Ирина Александровна Антонова.

Ирина Александровна была человеком абсолютно бесстрашным — бесстрашным как профессионал, бесстрашным как личность. Она на протяжении своей профессиональной жизни демонстрировала очень яркие шаги, сделанные навстречу новому, шаги человека, который готов рисковать. Это были поступки человека, который понимает, что дело и принципы важнее всего остального. Это происходило в довольно сложное время работы Ирины Александровны в музее — в советские годы, когда многое из того, к чему мы сейчас привыкли, было под запретом. Поэтому особенно ценны ее завоевания: выставка "Москва — Париж. 1900-1930" (1981), выставка "Москва — Берлин. 1900-1950" (1996), выставки, связанные с именами крупнейших художников мира, приезд "Моны Лизы" в музей. Предшествовала всему этому и ее работа в период пребывания в ГМИИ коллекции Дрезденской галереи. Судьба этого человека каждым своим моментом жизни связана непосредственно с музейной историей, победной и уникальной.

Нам, сотрудникам музея, будет очень недоставать ее, ее бескомпромиссного отношения к жизни, ее честного мнения, ее открытого забрала перед опасностью, ее умения отстраниться от сиюминутного и продемонстрировать отвагу. Нам будет не хватать этого человека, который, безусловно, часть нас и часть наших собственных жизней.

Continue Reading

Культура

Премьеру фильма о Джоне Ленноне покажет Первый канал

Published

on

Режиссером этого документального эпика стал Брайан Грант. А основу фильма составили редкие архивные материалы и фотографии, воспоминания людей, которые дружили с музыкантом. А также подробное интервью с ведущим BBC Radio One Энди Пиблзу. Два англичанина несколько часов откровенно проговорили в центре Нью-Йорка. В том числе, и о причинах распада The Beatles, семейной жизни и тоске Джона Леннона по родному Ливерпулю, особенно после нескольких лет жизни в Америке.

В 2020-м Джону Леннону исполнилось бы 80 лет. И, наверняка, он бы еще выступал! Продолжает же гастролировать его коллега по The Beatles Пол Маккартни, который младше всего на два года?! Причем, в этом году сэр Пол впервые был заявлен уже и в качестве хэдлайнера главного рок-фестиваля Великобритании в Гластонбери (отмененном из-за коронавируса)…

Новый фильм, получивший название «Джон Леннон. Последнее интервью» (в оригинале — Lennon’s Last Weekend) готовился несколько лет. Он стал самой подробной, эмоциональной и качественной лентой о творчестве замечательного английского музыканта. В фильм вошло и интервью, которое Леннон успел дать за два дня до рокового выстрела безумного фаната Марка Чэпмена, оборвавшего его жизнь 8 декабря 1980 года. Причем, был в нем непривычно откровенен и исповедален. Рассказал и о том, отчего распались The Beatles, про непростые отношения с Полом Маккартни. И даже о собственной борьбе с зависимостью, семье, и тоске по любимому Ливерпулю.

Раскрыл Джон Леннон и свои некоторые творческие секреты: поведал о том, как продюсировал свои сольные альбомы, как сотрудничал с Дэвидом Боуи и продюсером Филом Спектором, ответственным за звук и финальный микс на альбоме The Beatles — Let It Be…

И, конечно, в фильме будет много его замечательных песен.

Премьера состоится на Первом канале 11 декабря. Начало в 00.20.

Кстати

В октябре был издан и сборник лучших песен Джона Леннона, получивший название Gimme Some Truth (именно так назывался один из хитов его сольной карьеры, который тоже попал на диск).

А всего в альбом вошли 36 треков, среди которых оказались и Imagine (написанный в 1970-м), Working Class Hero, Happy Xmas (War Is Over), O, My Love, Give Peace A Chance, и Woman (c финального альбома 1980 года)… Для всех было сделано новое ремикширование (Ultimate Mix), улучшившее качество звучания.

А на обложку попало редкое фото Джона Леннона, которое, кажется, никогда еще не публиковалось.

Continue Reading
Advertisement

Последние новости

Спорт4 часа ago

«Локомотив» проиграл «Зальцбургу» и лишился шансов на плей-офф ЛЧ

Московский «Локомотив» потерпел второе поражение в нынешнем розыгрыше Лиги чемпионов. В матче пятого тура группового этапа «красно-зеленые» проиграли на своем...

Сыграют в "театре" Сыграют в "театре"
Спорт5 часов ago

Сыграют в «театре»

В среду состоятся заключительные матчи пятого тура группового этапа Лиги чемпионов. Игра с самой звонкой афишей состоится в Англии, где...

Из марсианского "рассола" предложили добывать водород и кислород Из марсианского "рассола" предложили добывать водород и кислород
Наука5 часов ago

Из марсианского «рассола» предложили добывать водород и кислород

С помощью нового катализатора, который разработали ученые, можно добывать от 300 до 550 грамм кислорода в час © EPA/NASA /JPL...

В "палеолитических Венерах" заподозрили оберег от голода В "палеолитических Венерах" заподозрили оберег от голода
Наука5 часов ago

В «палеолитических Венерах» заподозрили оберег от голода

Антропологи считают, что эти статуэтки не могли служить символом красоты или плодородия © AP Photo/Matthias Schrader ТАСС, 1 декабря. Из-за...

Наука5 часов ago

Вариации в генах долголетия влияют на вероятность гибели от коронавируса

По словам профессора Гарвардского университета Вадима Гладышева, это говорит о том, что коронавирусная инфекция является одной из болезней старения МОСКВА,...

Инструментальная платформа "Аресибо" упала внутрь чаши радиотелескопа Инструментальная платформа "Аресибо" упала внутрь чаши радиотелескопа
Наука5 часов ago

Инструментальная платформа «Аресибо» упала внутрь чаши радиотелескопа

Персонал обсерватории не пострадал Обсерватория «Аресибо» © AP Photo/Danica Coto ТАСС, 1 декабря. Инструментальная платформа американского радиотелескопа "Аресибо", который пережил...

На основе прививки от желтой лихорадки создали вакцину от коронавируса На основе прививки от желтой лихорадки создали вакцину от коронавируса
Наука5 часов ago

На основе прививки от желтой лихорадки создали вакцину от коронавируса

Ее уже испытали на мышах, хомячках и макаках © EPA-EFE/MARKIIAN LYSEIKO, архив ТАСС, 1 декабря. На базе прививки от желтой...

Культура7 часов ago

Свеча горела на столе, свеча горела…

Текст: Жанна Васильева Ирина Александровна Антонова, президент Государственного музея изобразительных искусств имени А.С. Пушкина, умерла на 99-м году жизни. Сказать, что...

ВТБ в десять раз увеличит число сотрудников-роботов в 2022 году ВТБ в десять раз увеличит число сотрудников-роботов в 2022 году
Hi-Tech7 часов ago

ВТБ в десять раз увеличит число сотрудников-роботов в 2022 году

Стенд «ВТБ» на Петербургском международном экономическом форуме © РИА Новости. Алексей Даничев Читать 1prime.ru в МОСКВА, 1 дек — ПРАЙМ. ВТБ...

Рубль усилил вечером рост к доллару и к евро на фоне спроса на риск Рубль усилил вечером рост к доллару и к евро на фоне спроса на риск
Экономика8 часов ago

Рубль усилил вечером рост к доллару и к евро на фоне спроса на риск

Денежные купюры, монеты и кредитные карты © РИА Новости. Владимир Трефилов Читать 1prime.ru в МОСКВА, 1 дек — ПРАЙМ. Рубль усилил...

Популярное